Российская Академия Наук Институт российской истории




НазваниеРоссийская Академия Наук Институт российской истории
страница1/175
Дата конвертации21.02.2013
Размер4.93 Mb.
ТипТексты
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   175
Российская Академия Наук Институт российской истории
Федеральная архивная служба России Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории Государственный архив Российской Федерации Российский государственный архив экономики Российский государственный военный архив Центральный архив Федеральной службы безопасности России Бостон колледж (США)
Университет Торонто (Канада)
Университет Мельбурна (Австралия) Бирмингемский университет (Великобритания) Сеульский государственный университет (Республика Корея) Russian Academy of Sciences
Institute of Russian History
Federal Archival Service of Russia Russian Centre for Preservation and Study of Modern History Records State Archive of Russian Federation Russian State Archive of Economy State Military Archive of Russia Central Archive of the Federal Security Service of Russia Boston College
University of Toronto
University of Melbourne
University of Birmingham
Seoul National University
THE TRAGEDY OF THE RUSSIAN VILLAGE Collectivization and Dekulakization Documents and Materials In 5 volumes 1927-1939 Main Editonal Board
V.Danilov, R.Manning, L.Viola (Editors-in-Chief),
R.Davies, Ha Yong-Chool, R.Jonson, V.Kozlov, A.Sakharov,
V.Vinogradov, S.Wheatcroft
Moscow
ROSSPEN
1999
ТРАГЕДИЯ СОВЕТСКОЙ ДЕРЕВНИ Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы в 5 томах 1927-1939 Главный редакционный совет
В.Данилов, Р.Маннинг, Л.Виола (главные редакторы),
В.Виноградов, Р.Джонсон, Р.Дэвис, В.Козлов, А.Сахаров,
С.Уиткрофт, Ха Енг Чул
Москва
РОССПЭН
1999
THE TRAGEDY OF THE RUSSIAN VILLAGE Collectivization and Dekulakization Documents and materials
Vol.1 May, 1927 - November, 1929 Editorial Board volume 1:
V.Danilov (Main Editor), L.Dvoynich, Hahn Jeong-Sook,
N.lvnitskiy, S.Krasilnikov, R.Manning, O.Naumov, E.Turina,
V.Vinogradov, L.Viola
Moscow
ROSSPEN
1999
ТРАГЕДИЯ СОВЕТСКОЙ ДЕРЕВНИ Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы
Том 1 май 1927 — ноябрь 1929
Редакционная коллегия тома:
В.Данилов (ответственный редактор), В.Виноградов, Л.Виола, Л.Двойных, Н.Ивницкий, С.Красильников, Р.Маннинг, О.Наумов,
Е.Тюрина, Хан Чжонг Сук
Москва
РОССПЭН
1999
ББК 63.3(2)6-2 Т65
Составители
В.Данилов, М.Кудюкина (ответственные),
Н.Глущенко, Т.Голышкина, Л.Денисова, Ким Чан Чжин, М.Колесова,
С.Красильников, В.Михалева, Н.Муравьева, А.Николаев, Е.Осокина,
Т.Привалова, Н.Тархова, М.Таугер, А.Федоренко, Е.Хандурина, Т.Царевская Compilers
V.Danilov, M.Kudukina (Main Compilers),
N.Gluschchenko, T.Golyshkina, L.Denisova, Kim Chang Jin, M.Kolesova,
S.Krasil'nikov,V.Mikhaleva, N.Murav'ova, A.Nikolaev, E.Osokina, T.Privalova,
N.Tarkhova, M.Tauger, A.Fedorenko, E.Khandurina, T.Tsarevskaia Участники проекта выражают глубокую благодарность Национальному гуманитарному фонду США, университету Торонто, Бостон колледжу, университету Мельбурна и Министерству иностранных дел Корейской Республики за поддержку научно-исследовательской работы, первым результатом которой является этот том. Его издание стало возможным благодаря гранту из средств проекта «Исследования сталинской эпохи» и Архивного проекта университета Торонто The participants of this project express their gratitude to the National Endowment for the Humanities, the University of Toronto, Boston College, the University of Melbourne and the Ministry or Foreign Affairs of Republic of Korea for their support of this project. The publication of this volume was made possible by a grant from the Stalin Era Research and Archive Project of the University of Toronto.
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Т 65 1927—1939. Документы и материалы. В 5-ти тт. / Т. 1. Май 1927 — ноябрь 1929 / Под ред. В.Данилова, Р.Маннинг, Л.Виолы. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. — 880 с.
В первом томе настоящего издания публикуются документы по истории со­ветской деревни накануне коллективизации (май 1927 г. — ноябрь 1929 г.) пре­имущественно из ранее недоступных архивов высших органов партийно-госу­дарственного руководства — ЦК ВКП(б), его Политбюро, Оргбюро и Секрета­риата, ЦИК и СНК РСФСР, ОГПУ, различных наркоматов, Верховного суда и Прокуратуры, Политуправления армии и др. организаций. Эти документы впервые показывают первоначальный этап сталинской «революции сверху», на­чавшейся со слома НЭПа как государственной политики и системы социально-экономических отношений в обществе, прежде всего между городом и деревней. Государственное насилие, сопровождавшее «чрезвычайные хлебозаготовки» и «наступление на кулачество» не могло не вызвать сопротивление и протест со стороны крестьянства, документальное отражение которых занимает большое место в этом сборнике.
ББК 63.3(2)6-2
© В.Данилов, Р.Маннинг, Л.Виола, 1999 © Институт российской истории РАН, 1999 © Федеральная архивная служба России, 1999 © Бостон колледж (США), 1999
© Университет Торонто (Канада), 1999 © «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999
© V.Danilov, R.Manning, L.Viola, 1999 © Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences, 1999 © The Federal Archives Service of Russia, 1999 тстэкт «; qo/q nnna о @ Boston Со11е8е (USA), 1999 ISBN 5-8243-0006-2 © University of Toronto (Canada), 1999 ISBN 5-8243-0040-2 © ROSSPEN, 1999
В.П.Данилов,
Роберта Маннинг,
Линн Виола
ТРАГЕДИЯ СОВЕТСКОЙ ДЕРЕВНИ Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы в 5-ти томах (Редакторское вводное слово)
Коллективизация сельского хозяйства стала рубежным событием в исто­рии СССР. Со стороны коммунистической партии это была первая попытка широкомасштабной социальной инженерии, и это было начало сталинского массового террора. Коллективизация разрушила традиционную крестьянскую общину и другие институты крестьянской автономии и поставила на их место принудительную структуру аграрного производства, социалистическую только по форме. Новая колхозная система позволила государству обложить крес­тьянство данью в форме обязательных поставок сельхозпродукции и обусло­вила бюрократическое господство на селе. Уважаемых и авторитетных в де­ревне людей заставили замолчать, священников арестовывали, а тех представи­телей сельской интеллигенции, которые не пожелали становиться агентами госу­дарства, всячески травили. Ярлык «кулак» навешивался на более или менее за­житочных, несдержанных на слово крестьян, а то и просто на тех, кому не по­везло, и это означало лишение собственности, арест и высылку. Такова была одна из наиболее ужасающих волн массовых репрессий двадцатого века.
Для истории коллективизации в бывшем СССР долгое время были харак­терны официальные табу, связанные с обязательной интерпретацией истори­ческого процесса, и ограниченный доступ к архивным материалам. До недав­него времени наиболее важные документы по этой проблеме были полностью закрыты даже для российских ученых. В последние годы партийные и госу­дарственные архивы открыли свои двери, и громадный массив материалов становится доступен для ученых, причем в количествах, значительно превы­шающих возможности индивидуального исследователя. Нашим откликом на данную ситуацию было формирование международного коллектива из 35 — 40 историков из шести стран — России, Соединенных Штатов, Канады, Вели­кобритании, Австралии и Южной Кореи, чтобы совместными усилиями иссле­довать вновь открывшиеся документы по коллективизации и раскулачиванию. Наши исследователи прорабатывают открытые архивные материалы и добива­ются рассекречивания дополнительных документов с тем, чтобы определить, как формировалась государственная политика в отношении деревни и каков был ответ разных слоев сельского населения на предпринимаемые сверху шаги в период формирования колхозной системы в СССР. Наиболее важные документы, выявленные в ходе нашего совместного исследования, будут пред­ставлены в этом пятитомнике. Они отразят развитие взаимоотношений между селом и политическим режимом, начиная с периода консолидации сталинских сил в конце 20-х годов и до начала Второй мировой войны.
Наш проект ориентируется на исследование всей глубины противоречий сталинской эпохи, он первым получил разрешение на работу в главных цент­ральных московских архивах, включая архивы органов государственной без­опасности, в частности, в Центральный архив бывшего ОГПУ —НКВД —КГБ, куда мало кто из историков допускался. Помимо Центрального архива Феде- ральной Службы Безопасности Российской Федерации (ЦА ФСБ), как те­перь называется бывший архив О ГПУ — НКВД — КГБ, исследования прово­дятся в четырех важнейших московских архивах: Российском центре хране­ния и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), прежде извест­ном как Центральный партийный архив; Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ); Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) и Российском государственном военном архиве (РГВА). Эти архивы предоста­вили своих ведущих сотрудников для работы над нашим собранием докумен­тов и обеспечили участникам проекта рабочие помещения, возможности ксеро­копирования документов, а также помощь в обеспечении дальнейшего рассек­речивания нужных нам документов, что делает их доступными не только для участников проекта, но и для других ученых.
Работая единой командой и синтезируя результаты нашего общего иссле­дования, мы имеем возможность отбирать для публикации наиболее типичные и исторически значимые документы. Наш труд является результатом коллек­тивного научного творчества профессионалов, а потому представляет собой нечто большее, нежели просто собрание документов. При подготовке каждого тома наши исследователи изучают материалы ЦК ВКП(б) и его Политбюро, ВЦИК и ЦИК РСФСР, СНК СССР и РСФСР, Красной Армии, карательных органов (ОГПУ —НКВД), Наркоматов земледелия и юстиции, различных временных центральных органов, создававшихся для руководства и контроля за проведением коллективизации (вроде Колхозцентра и Тракторцентра), а также личные фонды основных исторических участников тех событий: Стали­на, Молотова, Кагановича, Микояна, Орджоникидзе и др. Предпринимаются специальные усилия для того, чтобы отыскать документы партийных и госу­дарственных органов, которые показывали бы, как формировалась правитель­ственная политика; а также отчетные материалы, обобщение которых дает воз­можность отслеживать реакцию общества на политику правительства опреде­ленных периодов времени. Различного рода отчеты с мест, на которых зиж­дется подобный анализ, включены в число документов, отбираемых для пуб­ликации. Материалы, по которым можно изучать социальную реакцию, отра­жают восприятие (или невосприятие) отдельными учреждениями или людьми, в особенности крестьянским населением, официальной политики.
В ходе исследования мы пытаемся определить роль центральных прави­тельственных учреждений, отдельных политических руководителей, местных властей и самих крестьян в появлении самой идеи коллективизации, в том, как она воплощалась в жизнь, и в сопротивлении ее воплощению. Для публи­кации отбираются документы, которые прежде никогда не публиковались, на­пример, сводки, справки и доклады ОГПУ—НКВД, которые шли под грифом «Совершенно секретно». Во введении к каждому тому будут даны обобщающие характеристики прежде опубликованных по данной проблематике материалов и показано значение новых, дающих действительно новое знание.
При отборе документов для публикации мы планируем сочетать материа­лы, отражающие роль центрального руководства в проведении коллективиза­ции, с материалами о местных процессах, крестьянской реакции, сельских традициях, экономических и экологических факторах. Оба подхода важны для лучшего понимания судеб советской деревни в правление Сталина. Наше собрание документов не только позволяет лучше рассмотреть, как формирова­лась и воплощалась в жизнь правительственная политика в эпоху Сталина. Здесь впервые начинает раскрываться такая проблема, как сопротивление коллективизации — как внутри Советского руководства, так и вне его, приро­да, почва и масштаб этого сопротивления. Особенно важна проблема крес­тьянского сопротивления. Об этом убедительно свидетельствуют следующие данные: в 1929 г. было зафиксировано 12781 различное проявление крестьян- ского недовольства — массовые демонстрации, террористические акты против представителей власти и сельских активистов, распространение антиправи­тельственных воззваний и т.п., а в 1930 г. их уже было — 31998'.
В то же время внутри советского руководства разгорелась упорная борьба (преданная затем умолчанию и не изучавшаяся) по вопросу о путях и средст­вах преобразований в сельском хозяйстве. Среди высших руководителей, наи­более последовательно пытавшихся воспрепятствовать государственно-поли­цейским методам управления, были выдающиеся деятели большевизма — Н.И.Бухарин, А.И.Рыков и М.П.Томский, лидеры «правой оппозиции», ко­торые были выведены из состава советского руководства в 1929 г. и осуждены на смертную казнь в 1938 г. на последнем из московских показательных процес­сов; лидеры оппозиции начала 30-х годов — С.И.Сырцов, А.П.Смирнов, М.Н.Рютин и др.; даже Генеральный прокурор Н.В.Крыленко, который сохранял высокие посты в советской юриспруденции вплоть до 1937 г., когда также пал жер­твой «великих чисток», и многие другие. Невозможно глубоко понять сталинизм и его развитие в Советской России, не изучая сопротивления сталинским методам уп­равления, — это одна из многих «чистых страниц» в истории России XX века, и наш проект предполагает внести свой вклад в ее заполнение.
Предпринимаемая нами совместная попытка вряд ли была бы возможна, если бы историки сельской России и архивисты, участвующие в проекте, и прежде не искали взаимодействия через многочисленные контакты. Члены нашей редколле­гии значительную часть своей профессиональной деятельности посвятили изуче­нию российской деревни. Самые старшие из российских участников работали над изучением проблем коллективизации советской деревни еще с 1950-х годов и де­лали это настолько честно и скрупулезно, насколько позволяли условия — поли­тическая цензура и ограниченный доступ к источниковым материалам. После XX съезда КПСС этим исследователям удалось опубликовать ряд новаторских иссле­дований и приступить к широкой публикации документов. В 1957 — 1960 гг. при Главном архивном управлении СССР была создана Главная редакция общесоюз­ной серии издания документов и материалов «История коллективизации сельско­го хозяйства СССР». Первый том этой серии вышел в свет в 1961 г. В 1989 г. число томов в названной серии достигло 36-ти. Конечно, одновременно публико­вались и не связанные с серией сборники документов. Всего за тридцать лет опубликовано более 50 сборников документов о коллективизации советской деревни2 (их перечень см. в приложении к данному тому).
Вышедшие в свет тома охватывают почти все бывшие союзные республи­ки: Украину, Белоруссию, Узбекистан, Казахстан, Туркмению, Таджикистан, Грузию, Азербайджан, Литву, Латвию, Эстонию. РСФСР была представлена автономными республиками: Башкирией, Дагестаном, Татарией и Якутией, а также 12 экономическими районами: Севером, Северо-Западом, Западом, Центрально-Промышленным районом, ЦЧО, Средней Волгой, Северным Кав­казом, Уралом, Западной Сибирью, Восточной Сибирью, Нижегородским краем и одной губернией — Нижегородской.
Обращаясь к научному содержанию и значению названных публикаций, приходится сказать о том, что они отразили возможности своего времени, ог­раниченные жесткими идеологическими рамками (несмотря на «оттепель») и — что не менее важно — допуском в архивах лишь к открытому слою ма­териалов. Гриф «секретности», поставленный в 20-х —30-х годах, продолжал сохранять свою силу и в 60-х, и в 70-х, и в 80-х годах. В названных сборни­ках публиковались постановления и резолюции, доклады и отчеты, свидетель­ства с мест, отражавшие официальную политику и версию коллективизации и раскулачивания, замалчивавшую практику насилия, хозяйственного упадка, голода, крестьянских протестов. Материалы о названных явлениях оставались недоступными исследователям, а то немногое, что оставалось невозможным утаить и попадало в открытые документы, представлялось как всего лишь частные случаи «извращений» и «перегибов», допущенных на местах. В сбор­никах с величайшей тщательностью собирались свидетельства всего положитель­ного в кооперативно-колхозном строительстве конца 20-х — начала 30-х годов.
Задачи научного анализа исторического процесса в целом, а тем более его трагедийных слагаемых, стала возможной лишь в условиях снятия жестких идеологических ограничений с научной мысли и предоставления действитель­но свободного доступа к историческим источникам, прежде всего к архивным материалам, сохранение секретности которых утратило хоть сколько-нибудь реальный смысл. С приходом гласности началась публикация новых докумен­тов, дающих подлинное представление о деревенской трагедии3. Однако это лишь начало в решении проблемы источниковой базы для воссоздания карти­ны коллективизации как целостного исторического процесса, как народной трагедии, начиная с ее истоков и заканчивая главнейшими последствиями для деревни и страны в целом.
Западные участники проекта также имеют опыт сотрудничества друг с другом и с российскими коллегами. Они совместно выпускали сборники очер­ков, писали в соавторстве книги и статьи, издавали материалы конференций, а с открытием архивов участвовали и в издании документов по проблемам коллективизации^. Взаимное уважение и доверие сложились на основе давне­го сотрудничества, и это стало важнейшим условием работы данного междуна­родного научного проекта, в который вовлечены участники из шести стран трех континентов.
Наша документальная история коллективизации и раскулачивания дает возможность по-новому взглянуть на многострадальную историю советской де­ревни. Она позволит международной научной общественности и просто инте­ресующимся людям проверить существующие трактовки сталинизма на факти­ческом материале, отысканном в архивах, а также взглянуть на коллективиза­цию с разных точек зрения — с позиций политических руководителей высше­го уровня, местных чиновников и функционеров, карательных органов и, ко­нечно, с позиции самих крестьян.
Объем и характер ранее опубликованных документальных материалов (о чем мы говорили выше) отнюдь не привели к игнорированию свидетельств, от­носящихся к позитивно-созидательным компонентам в практике организации колхозов, в техническом перевооружении сельского хозяйства, в труде и культу­ре колхозников. В томах нашего издания исследователь найдет обо всем этом весьма обширные и ценные документы. Некоторые из них были известны специ­алистам уже давно, но не публиковались только из-за объективности их содержа­ния, поскольку включали сведения о подлинных трудностях и ошибках, а не мнимых, возникших на местах из-за «перегибов» при осуществлении «единствен­но правильных» директив сверху. Естественно, однако, что основное место в нашей работе занимают документы, ранее недоступные исследователям и раскры­вающие те стороны исторического процесса, которые оставались неизвестными. Без этих документов невозможно воссоздать подлинную картину происходивше­го в деревне крестьянской страны в конце 20-х —30-х годов.
По содержанию документов, выявленных и включаемых в формируемые сейчас тома, мы можем выделить три тесно связанных между собой ряда фак­тов, событий, действий: первый ряд — принудительные хлебозаготовки, под­чинившие себе все другие направления политики в деревне и создавшие обста­новку «чрезвычайщины»; второй ряд — борьба с кулачеством, ставшая глав­ным средством проведения хлебозаготовок и подчинения крестьянства в целом, и, наконец, третий ряд — собственно коллективизация, осуществляе­мая форсированными темпами, пренебрегая возможностями кооперативного развития и технического перевооружения.
10
В первом томе нашего собрания документов раскрывается связь между хлебозаготовительными кампаниями и «наступлением на кулачество» в 1927 — 1929 гг. с переходом к массовой коллективизации в конце 1929 г. Второй том будет иметь дело с развертыванием «сплошной» коллективизации и раскулачи­вания в конце 1929—1930 гг. Третий том будет посвящен причинам, ходу и пос­ледствиям Великого голода 1932 — 1933 гг., который, по утверждениям некото­рых историков, унес жизни большинства жертв сталинизма5. Содержание чет­вертого тома будет связано с усилиями по стабилизации колхозной системы и снижению репрессий как следствия Голода (1933 — 1935 гг.). В пятом томе вни­мание будет сосредоточено на Больших чистках в советской деревне в 1936 — 1939 гг., которые сопровождались новой и до сих пор совершенно неизученной волной «раскулачивания». Эта волна дала большую часть из 681 692 смертных приговоров, принятых в 1937 — 1938 гг.6.
Работа коллектива составителей и редакторов позволила выявить, проана­лизировать и обработать очень большой материал, показывающий, во-первых, складывание и развитие новой политики в деревне на практическом уровне: решения и директивы Политбюро, Оргбюро и Секретариата в их системе, перевод принятых решений на язык практики через постановления, циркуля­ры, разъяснения партийных и правительственных органов, особенно Нарком-торга, ОПТУ, Наркомюста, а также Верховного суда и Прокуратуры. Во-вто­рых, — и, конечно, это главное: материалы формируемых сборников показы­вают подлинную картину практики новой политики на местах, на деревенском уровне, включая крестьянское сопротивление. Перед нами предстает народная трагедия, в значительной мере предопределившая дальнейшие судьбы не толь­ко деревни, но и страны в целом.
Ни для кого из участников проекта нет сомнения в том, что главная задача состоит в показе, раскрытии того, что происходило непосредственно в деревне, с самим крестьянством, какой была практическая политика и практические следст­вия этой политики. Именно этим определяется основной состав сборника и осо­бая роль тех фондов архивов, в которых отражаются деревенские события.
Работа по определению состава включаемых в сборник документов, их ар­хеографической обработке и комментированию потребовала значительных усилий и времени. В этом сказываются прежде всего объективные причины. Назовем важнейшие: во-первых, мы работаем по фондам, исследуемым впер­вые, и поэтому должны изначально исследовать, выявить и даже копировать сравнительно большой объем документов. Во-вторых, необходимо сказать и о трудностях комментирования совершенно новых категорий документов, по­скольку здесь нет традиции, очень часто идет речь о событиях и людях, о ко­торых молчат энциклопедии и справочники, а исследования еще впереди.
Публикация документов будет иметь непреходящую ценность для исследо­вателей российской истории, исследователей крестьянства и крестьянских об­ществ, а также тех, кто интересуется проблематикой тоталитаризма, полити­ческих репрессий, аграрного развития. Поскольку колхозная система в России пережила падение советского социализма и развал СССР, мы полагаем, наша документальная серия найдет заинтересованных читателей среди тех, кому приходится размышлять над проблемами современной аграрной реформы в России, что помогло бы избежать повторения трагических ошибок прошлого. Пора наконец многострадальным российским крестьянам дать свободу выби­рать свое собственное будущее таким, каким оно видится им самим, а не выс­шему руководству с его капризами и диктатом, с его вечной погоней за идео­логическими установками, в которой не остается места для внимания к обыч­ной жизни простых людей.
Средства в поддержку проекта (в дополнение к плановым расходам) пяти московских архивов - РЦХИДНИ, ГАРФ, ЦА ФСБ, РГАЭ и РГВА, а также
11
Института российской истории РАН, были предоставлены Центрами россий­ских и восточноевропейских исследований университетов Торонто и Мельбур­на, Бостонским колледжем и Американским научным советом социальных ис­следований и изучения развития бывшего Советского Союза, и особенно Аме­риканским гуманитарным фондом (NEH Collaborative Project Grant). Науч­ные командировки проф. Маннинг в Россию для работы по проекту финанси­ровались Национальным советом советских и восточноевропейских исследова­ний (IREX). Проект «Исследование сталинской эпохи и архивы» (SERAP) университета Торонто, существующий на средства гранта MCRI Канадского совета социальных и гуманитарных наук, выделил средства для данного ис­следования. Без великодушной поддержки всех этих институтов данный пер­вый том нашей серии никогда не был бы завершен. Однако возможные ошиб­ки, недостатки и оплошности в нем — лишь наши собственные.
1 ЦА ФСБ РФ (Центральный архив службы безопасности Российской Федерации, бывший Архив КГБ) ОГПУ Информационный отдел «Секретно-политический отдел О Г.П У Докладная записка о формах и динамике классовой борьбы в деревне в 1930 году» Л 4 2 Характеристику опубликованных тогда сборников документов см Богденко М Л Первые тома общесоюзной серии документов и материалов по истории коллективизации сельского хозяй­ ства // Вопросы истории 1966 № 8, Ивницкий Н А О публикации документов по истории кол­ лективизации сельского хозяйства // «Археографический ежегодник» за 1967 М , 1969, Каба­ нов В В Документы по истории коллективизации сельского хозяйства // История СССР 1978 No 5, Viola L Guide to Document Series on Collectivization //A Researcher's Guide to Sources on Soviet Social History in the 1930s / Ed by Fitzpatnck S and Viola L Armonk, N Y, 1990 3 См Документы свидетельствуют Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации М , 1989, Кооперативно-колхозное строительство в СССР 1917 — 1922 гг Документы и материа лы М , 1990, Кооперативно-колхозное строительство в СССР 1923—1927 гг М , 1991, Из исто­ рии раскулачивания в Карелии 1930—1931 гг Документы и материалы Петрозаводск, 1991, Спецпереселенцы в Западной Сибири В 4-х томах Новосибирск, 1992 — 1996, Раскулаченные спецпереселенцы на Урале (1930—1936 гг ) Сб документов Екатеринбург, 1994, Красная армия и коллективизация деревни в СССР (1928—1933 гг ) Сб документов Неаполь, 1996 (на русском и итальянском языках), Коллективизация и крестьянское сопротивление на Украине (ноябрь 1929 — март 1930 гг ) Винница, 1997, Рязанская деревня в 1929—1930 гг Хроника головокру­ жения Документы и материалы М , 1998 4 См , напр Getty J and Manning R Stalinist Terror New Perspectives Cambridge University Press, 1993, Farnsworth В and Viola L Russian Peasant Women Oxford University Press, 1992 // A Researcher's Guide to Sources on Soviet Social History in the 1930s / Ed by Fitzpatnck S and Viola L N Y ME Sharpe, Inc , 1990, Davies R W , Wheatcroft S and Harrison M The Economic Transformation of the Soviet Union, 1913-1945 Cambridge University Press, 1994, Davies R W and Wheatcroft S Materials for a Balance of the Soviet National Economy, 1928—1930 Cambridge University Press, 1995, Davies R W , Wheatcroft S and Tauger M Stalin, Grain Stocks and the Famine of 1932 — 1933 // Slavic Review Fall 1995, Маннинг Р Вельский район 1937 год Смо­ ленск, 1998 Отметим начавшееся было (но оставшееся без продолжения) издание документов о коллективизации из Смоленского партархива, находящегося с первых послевоенных лет в США Неуслышанные голоса документы Смоленского архива / Под ред Сергея Максудова (А П Ба- бенышева). Т I Анн-Арбор, 1987 5 См Nove A Victims of Stalinism How Many?, Wheatcroft S G More Light on Scale of Re pression and Excess Morality in the Soviet Union in the 1930s // Getty J and Manning R Stalinist Terror New Perspectives Cambridge University Press, 1993 P 261-290 6 См Попов В П Государственный террор в советской России 1923—1953 гг (Источники и их интерпретация) // Отечественный архив 1992 № 2 С 28, Thurston R W Life and Terror in Stalin's Russia, 1934-1941 New Haven and London Yale University Press, 1996 P 63, Труд 1922 4 июня С 1, 4 В тексте постановления Политбюро от 9 июля 1937 г оговаривалось, что должно быть арестовано по стране (исключая две области Украины) 260 450 «кулаков и преступ­ ников» и, кроме того, 73 050 человек должно быть занесено в списки на смертную казнь Однако чрезмерно рьяные местные чиновники часто обращались с просьбами казнить значительно боль ше — часто в три-пять раз больше, чем предписано этим постановлением См , напр , Центр до­ кументации новейшей истории Смоленской области Ф 5 Оп 2 Д 1727 Л 104
12
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   175

Похожие:

Российская Академия Наук Институт российской истории iconText ( visual ) : unmediated Союзники и "германский вопрос" 1945-1949 гг. / С. И. Висков, В. Д. Кульбакин. Москва : Наука, 1990. 298 p.; 21 cm. At head of title: Академия наук СССР. Институт всеобщей истории
Академия наук СССР. Институт всеобщей истории; Includes bibliographical references. Isbn 5020104256; (BA12794255)
Российская Академия Наук Институт российской истории iconРоссийская Академия Наук Институт российской истории
России Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории Государственный архив Российской Федерации Российский государственный...
Российская Академия Наук Институт российской истории iconText ( visual ) : unmediated Инженерная геология. 1992, 6 (1992). Москва : Наука, -1992. v. 24 cm. Began with: 1979,1; 1992, 6 issued by: Российская академия наук
Российская академия наук; continued by : Геоэкология, инженерная геология, гидрогеология, геокриология / Российская академия наук....
Российская Академия Наук Институт российской истории iconД. И. Фельдштейн Заместитель главного редактора
Российская академия образования академия педагогических и социальных наук московский психолого-социальный институт
Российская Академия Наук Институт российской истории iconРоссийская Академия Наук. Институт Этнологии и Этнографии
Рецензенты: доктор исторических наук М. Н. Губогло, доктор исторических наук Г. В. Цулая
Российская Академия Наук Институт российской истории iconРоссийская Академия Наук Институт Этнологии и Этнографии Серия Фундаментальных Трудов "Народы и Культуры"
Российская Академия Наук Институт Этнологии и Этнографии Серия Фундаментальных Трудов "Народы и Культуры"
Российская Академия Наук Институт российской истории iconА. Ф. Лазурский; [ответственные редакторы тома Е. В. Шорохова, В. А. Кольцова]. Москва : "Наука", 1995. 271 p.; 25 cm. (Памятники психологической мысли). At head of title: Российская академия наук. Институт
Институт психологии; Includes bibliographical references. Isbn 5020082465; (BA26916270)
Российская Академия Наук Институт российской истории iconАрминий Вамбери. Путешествие по Средней Азии
Российская академия наук Институт востоковедения ocr: Zulfia Sabir
Российская Академия Наук Институт российской истории iconАрминий Вамбери. Путешествие по Средней Азии
Российская академия наук Институт востоковедения ocr: Zulfia Sabir
Российская Академия Наук Институт российской истории iconИ. Л. Галинская. Льюис Кэролл и загадки его текстов
Российская академия наук институт научной информации по общественным наукам москва 1995
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница