Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ




НазваниеПутешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ
страница1/15
Дата конвертации25.12.2012
Размер233.58 Kb.
ТипРассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Сайт о Леониде Влодавце: www.vlodavec.ru
Леонид Владовец
Клад под могильной плитой

Аннотация:
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказал жутковатую легенду о старинных разбойничьих селах и кладбище, где похоронены убитые разбойниками купцы и за -рыты клады — сорок сундуков золота и сереб-ра. И надо же такому случиться, что Сережка один, ночью попадает на это кладбище. А дальше разверза-ется земля и начинается такое, что и в страшной сказке не прочтешь...
Глава I
СОРОКАЛЕТНИЕ МАЛЬЧИШКИ
Есть такие взрослые, которым надо время от времени возвращаться в детство. Пусть ненадолго, на месяц или всего на пару недель. То есть забыть о том, что они солидные, занятые люди, у которых очень серьезная и напряженная жизнь, трудная работа. Забыть и снова стать таки¬ми, какими они были в двенадцать, тринадцать или в четырнадцать лет. Не думать о работе, день¬гах, разных там сложностях жизни, а играть, меч¬тать и фантазировать, до хрипоты спо-рить со ста¬рыми друзьями о какой-нибудь сущей ерунде вроде «бермудских треугольников», НЛО, «снеж¬ных людей», пиратских кладов и так далее. Не¬важно, что при этом их собственным детям уже исполнилось двенадцать или даже больше...
Когда-то папа Сережки Рябцева очень любил читать приключенческие книжки — Жюля Верна, Майн Рида, Луи Буссенара, Рафаэля Сабатини, Роберта Стивенсона и другие. Там отважные пу¬тешественники переплывали моря и океаны, пре¬одолевали знойные пустыни, саванны и джунгли, взбирались на неприступные горы. Они отважно сража-лись со стихиями и разными злодеями, ко¬торые мешали им достичь своей цели, — и побеж¬дали. Конечно, Сережкино-му папе тоже хотелось отправиться в какое-нибудь опасное и необыкно¬венное путешествие, пережить невероятные при¬ключения. Но... Все как-то не удавалось. Сперва надо было в школе учиться, затем — в институте. А потом он на-чал работать, женился на маме и появился Сережка. К тому же на то, чтоб поехать в какие-нибудь очень дальние стра-ны, нужны бы¬ли очень большие деньги, а у папы их не имелось.
Впрочем, папа еще в детстве придумал, как осу¬ществить эту самую мечту о путешествиях и при¬ключениях. Раз не удается по-настоящему отпра¬виться куда-то — можно просто играть в эти са¬мые путешествия и приключения. К тому же папе повезло с друзьями по двору и по школе. Они чи¬тали те же книжки, тоже мечтали о путешествиях и приклю-чениях, а потому им легко было превра¬щать самый обычный чахлый скверик во дворе ста¬рого московского дома то в джунгли, то в саванну или даже в морские просторы. Точно так же сто¬явший в глубине двора полуразвалившийся двух¬этажный дом, давно выселенный и предназначен¬ный под снос, мог по их фантазии превратиться то в загадочный за-мок, то в старинный фрегат, то в таинственную пещеру. И, конечно, они не только играли в те путешествия и приклю-чения, о кото¬рых читали в книжках, но и придумывали новые. Папа с друзьями чертили карты стран и земель, не суще-ствовавших в природе, планы подземелий, где лежали клады, охраняемые всякими духами и привидениями, сочиняли разные тайнописи и шифры. Они даже рисовали свои выдуманные по¬ртреты — то есть тех героев, какими они хотели бы видеть себя в той или иной игре. Ведь папа и его друзья могли несколько дней подряд играть в пиратов, потом в индейцев или ковбоев, а еще через неделю — в рыцарей.
Конечно, так не могло продолжаться вечно. Потому что папа и его друзья в конце концов вы¬росли и стали взрослы-ми. А взрослым людям по¬ложено заниматься взрослыми делами, кормить семьи и воспитывать собственных детей. И в этом смысле папа, как и четверо его друзей детства, никакого исключения не составлял. То есть боль¬шую часть време-ни они жили как самые обычные взрослые. Кроме того, они уже давно переехали из своих старых квартир и жили те-перь далеко друг от друга, в разных концах Москвы. А дядя Толя вообще из Москвы уехал и жил в далекой глухой де-ревне. Поэтому встречаться всем пятерым вместе удавалось не часто. Но один раз в год они все-таки выбирали день, чтобы собраться вместе.
В этом, 2000, году они решили провести свою встречу в мае, на папин день рождения. Точнее, для того, чтоб от-праздновать свое общее двухсотлетие. Дело в том, что и папа, и все его друзья ро¬дились в 1960 году, то есть каждому из них в 2000-м исполнилось по сорок. А сорок помножить на пять равняется 200. Ясно, что у каждого дни рождения были свои. Дяде Коле сорок исполнилось в фев¬рале, дяде Толе и дяде Олегу — в марте, дяде Ви¬те—в апреле, а папе — в мае. Стало быть, именно в папин день рождения все пятеро уже стали со¬рокалетними, а всем вместе исполнилось двести лет. Такие общие дни рождения они до этого уже не раз отмечали. Начиная аж с 1970-го, когда от¬метили общее пятидесятилетие.
Вот тогда-то эти самые солидные и взрослые дядьки, — дядя Коля, оказывается, даже успел де¬душкой стать! — со-бравшись за одним столом, на несколько часов превратились в мальчишек. Ко¬нечно, ни роста, ни веса у них не убыло, и седина у дяди Олега не исчезла, и лысина у дяди Вити ос¬талась, и борода у дяди Толи, и усы у папы и дяди Коли ни-куда не пропали. То есть внешность у всех осталась такая, как была, но манеры и ухват¬ки стали такие же, как у Сереж-киных ровесников.
Дядя Коля первым запел, а все остальные под¬хватили нарочито грубыми голосами пиратскую песню:
По бушующим волнам
Мы гуляем тут и там,
И никто нас не зовет
В гости!
А над нами черный флаг,
А на флаге белый знак,
Человеческий костяк,
Кости!
Сережка этой песни никогда не слышал, хотя фильмов про пиратов смотрел много. Ему даже на минутку показа-лось, будто и папа, и все его дру¬зья на самом деле когда-то ходили по морям под «Веселым Роджером» — так лихо и грозно они эту песню спели. Хотя Сережка, конечно, знал, что никакие они не пираты: дядя Коля — инженер-компьютерщик, дядя Толя — художник, дядя Ви¬тя — инженер-автомеханик, дядя Олег — подпол¬ковник авиации, а сам Сережкин папа — врач-кардиолог. Просто вспомнили свою детскую игру, .в которую играли почти тридцать лет назад.
После того как друзья-приятели допели пес¬ню, они вдруг вспомнили, как называли друг дру¬га тогда, когда играли в пиратов. Тут выяснилось, что в те времена папу никто не звал Иваном Сер¬геевичем, как сейчас, и тем более профессо-ром Рябцевым. Оказывается, был он в игре Джон Ря¬бая Морда. Но он вовсе не обижался, тем более что лицо у него было вовсе не рябое. Просто пи¬ратам нужно было иметь грубые, устрашающие клички. Поэтому дядю Олега именова-ли Криво¬ногим Биллом, дядю Витю — Гарри Костоломом, дядю Колю — Ником Головорезом, а дядю То¬лю — Одно-глазым Крокодилом. Но эти прозвища возникали только в игре и сохранялись в большой тайне.
Папа с друзьями просидели допоздна, и, ко¬нечно, Сережке, которому завтра надо было идти в школу, пришлось ло-житься спать гораздо рань¬ше. Но он еще какое-то время не спал и слушал, как бывшие «пираты» вполголоса — мама им за¬претила громко говорить! — заговорщицким то¬ном что-то обсуждали. Наверное так же, как в детстве, когда они для себя всякие тайны приду¬мывали. К сожалению, тогда Сережке ничего рас¬слышать не удалось, но о том, что эти взрослые мальчишки что-то затевают, он сразу догадался.
Прошло несколько дней. Сережка закончил учебный год и в самом распрекрасном настро¬ении — каникулы впереди и оценки за год хоро¬шие! — возвращался домой из школы. Еще не от¬крыв дверь, он услышал в квартире шум голосов и сразу понял, что мама с папой из-за чего-то руга¬ются. А когда Сережка открыл дверь ключом и вошел в квартиру, то сразу увидел в прихожей не¬обычно длинный продолговатый рюкзак. Это был чехол, в котором лежала разборная бай-дарка с веслами. Весь сыр-бор, оказывается, разгорелся из-за нее. Да такой, что спорщики даже не заме¬тили прихода сына.
Ты сумасшедший! — кричала мама. — У нас что, полно лишних денег?!
По-моему, мы ведь не голодаем... — отвечал папа. — И потом я же дал слово ребятам!
Господи, какое там слово! Какие ребята! Вы уже седые и старые, растолстевшие дураки! Я бы еще поняла, если б вы с юных лет ходили в похо¬ды, плавали на байдарках и были фанатами вод¬ного туризма. Но вы ведь никогда этим не зани¬мались. И, насколько я помню, вы всегда отдыха¬ли порознь. С чего это на вас нашло?!
Нашло — значит, нашло! — рассерженно за¬явил папа. — Мы много лет об этом мечтали, но всегда что-то мешало. И вот теперь, когда у нас впервые, наверное, за двадцать лет совпали отпус¬ка и мы можем эту мечту осуществить, — ты на¬чинаешь ворчать и ругаться!
Конечно! — не унималась мама. — Собирае¬тесь ехать к черту на кулички, в какую-то тайгу, где даже медведи раз-гуливают, да еще тащить с собой детей. Так знай же: Сережу я никуда не от¬пущу! А сам ты, если друзья тебе дороже семьи, — катись, куда угодно,, хоть на Северный полюс. Можешь вообще не возвращаться!
Не говори глупостей! — вскричал папа. — Во-первых, это никакие не кулички, туда поездом всего полсуток ехать. Во-вторых, медведи не такие глупые, чтоб соваться к людям, к тому же у Толи есть ружье. Наконец, в-третьих, тебе просто-на¬просто нужно, чтоб мы сидели на даче у твоего папы, окучивали картошку и пололи грядки.
Однако ты еще ни разу от клубничного ва¬ренья не отказывался! — настырно продолжала мама. — С тех самых гря-док, между прочим! И огур¬чики соленые ты очень уважаешь, и картошку...
Да ведь сейчас на даче уже все посажено, к тому же дожди идут и поливать ничего не надо.
А там, на севере, снег выпал! Я сама по те¬левизору видела. Там надо не на байдарках ка¬таться, а на ледоколах!
Да мы ведь в июле поедем! Я же говорил те¬бе! Тогда там будет жарче, чем в Крыму!
Вот тогда-то, между прочим, надо будет на даче поливать огурцы и картошку окучивать! — еще более зловредным тоном укорила мама. — Ты что, хочешь перевалить эту работу на моих стари¬ков?
Только тут родители заметили Сережку, кото¬рый с открытым ртом стоял в прихожей и слушал их перепалку. По-скольку папа с мамой знали, что ругаться в присутствии детей непедагогично, они тут же замолчали и приветливо, хотя и немного фальшиво, улыбнулись сыночку.
Ну как? — спросили в один голос родители как ни в чем не бывало. — Вам дневники отдали? Тройки есть? У тебя все в порядке? Почему ты та¬кой хмурый?
Все у меня в порядке, — строго ответил Се¬режка, — дневники отдали, троек нет и даже чет¬верок только три. А хмурый я потому, что вы ру¬гаетесь.
Разве мы ругались? — папа сделал удивлен¬ное лицо. — Мы, так сказать... э-э... дискуссиро¬вали... или дискутирова-ли, забыл, как правильно.
Вели дискуссию, — примирительно сказала мама.
Вы ругались! — упрямо проговорил Сереж¬ка. — Я все слышал. Потому что папа купил бай¬дарку и хочет поехать со мной и со своими дру¬зьями в путешествие. А маме стало обидно, что ты берешь с собой только меня, вот она и высту-пает!
Папа с мамой в удивлении переглянулись.
С чего ты взял, что мама хочет ехать? — спро¬сил папа. — По-моему, она об этом не говорила.
Да, я не говорила, — сердито сказала мама. — Потому что ты с самого начала заявил: «Юля, мы с Сережкой и ребя-тами решили ехать в путешест¬вие на байдарках!» Это означает: «Девчонок не берем!» Что ж я буду сама напрашивать-ся?!
Так ты что, действительно хочешь ехать? — у папы даже очки на кончик носа съехали, и он стал похож на телеве-дущего Киселева.
_ Если б ты был такой же догадливый, как твой сын, — заявила мама, — то не задавал бы глу¬пых вопросов! Тем бо-лее что я, в отличие от тебя, в туризме кое-что понимаю. Во всяком случае, могу кашу сварить на костре, не то что не-которые .«старые пираты»!
И чуть-чуть ногой притопнула.
Вот тут-то и произошло первое таинственное событие, которое сильно удивило младшего Рябцева.
Большая и красивая папина чашка, мирно ле¬жавшая на решетке над раковиной вдруг ни с того ни сего свалилась на пол и разбилась вдребезги! Ни папа, ни мама, ни Сережка до нее пальцем не дотронулись, и вообще никак не могли задеть, а она взяла и грохнулась!
О, господи! — воскликнула мама. — Это же надо быть таким медведем!
Да при чем тут я? — возмутился папа. — Я к ней не прикасался! Наверно, это ты мойку трях¬нула, когда ногой топа-ла!
Ты что, считаешь, что я слониха?! — разъ¬ярилась мама. — Не могла я так сильно топнуть!
Сережка про себя подумал, что в этот момент мама на несколько секунд превратилась в доволь¬но вредную и на-стырную девчонку, которой была много лет назад. Но, конечно, вслух он этого не сказал.
А мама не унималась, у нее даже плаксивые нотки в голосе появились:
Ну надо же — разбилась! Такая красивая была... Столько лет ты из нее чай пил... Ой, это дурной знак какой-то!
Сережка заметил:
Бабушка говорила, что посуда бьется к счас¬тью.
Конечно, — бодро поддержал его папа. — Если мы ругаться по пустякам не будем, все хоро¬шо кончится!
Он смел осколки чашки в совок и выбросил их в мусоропровод.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ icon[dvd] original name=По секрету всему свету ru name= publication date=1976
Смешные и удивительные истории, приключившиеся с маленьким Дениской, его родителями и его друзьями
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconСтанислав Романовский Мальчик и две собаки
У серёжи было две собаки – Анчар и Копейка. Анчар был чёрный, крупный волкодав, и за красоту его знали все жители городка, в котором...
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconНиколай Николаевич Шпанов. Старая тетрадь (сборник "красный Камень"). (цикл рассказ
Эти рассказы, чтобы дополнить ими картину полета, нарисованную в записках самого Амундсена. А пока хочется передать только один маленький...
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconА. В. Павлова Как просто разрушить человеческую судьбу одним лишь неверным трактованием пророчества. Мгновение, и тот, кому на роду начертано счастье, остается на обочине жизни. Без любимой, без друзей, без права н
Мгновение, и тот, кому на роду начертано счастье, остается на обочине жизни. Без любимой, без друзей, без права на выбор. И жизнь...
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconЛ. П. Окунцов Думает ли собака? (путешествие по этологии, общая дрессировка в домашних условиях) Вместо пролога или честь смолоду Людвиг Пахомович Окунцов Почти всю сознательную жизнь я помню один рассказ
Вскорости мужчина умирает. События происходили тогда, когда блокадными, голодными ленинградцами было съедено все живое. Рассказ мне...
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconРассказ о необычайных путешествиях, предпринятых молодым французским врачом Аленом Бомбаром в 1952 г с целью доказать, что люди, потерпевшие кораблекрушение, могут прожить длительное время в море без запасов пищи и воды, питаясь только тем, что они могут добыть в море.
А. Бомбар один пересек в маленькой резиновой лодке Атлантический океан за 65 дней. Все это время он питался исключительно сырой рыбой,...
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ icon[dvd] original name=All About Animals ru name=bbc: Ребятам о зверятах (5 dvd) publication date=2006
Этот "малыш" живет в Африке вместе со своим угрюмым папой и заботливей мамой. Вы увидите, как он общается с родителями и родственниками,...
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconАйзек Азимов Римская империя Величие и падение Вечного города
Соседние государства одно за другим превращались в римские провинции до тех пор, пока могущество Империи не потускнело и сила ее...
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconПип Баллантайн Ти Моррис Министерство особых происшествий
«Министерство особых происшествий»: Издательство "Клуб семейного досуга"; Харьков, Белгород; 2012isbn 978-5-9910-1742-8
Путешествие Сережи Рябцева на байдарках с родителями и их друзьями начиналось без особых приклю-чений. Пока один из папиных друзей не рассказ iconAuthor: Корман Владимир Михайлович 414 О'Шонесси "Музыка и Лунный Свет"
Где б ты ни была, взываю, пока выносит кривая и терпит доска гробовая, пока живёшь без цепей
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница