Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С




НазваниеВальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С
страница6/106
Дата конвертации26.03.2013
Размер1.06 Mb.
ТипТексты
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   106
Но не один только радушный прием со стороны достойного старого магната и не сознание, что он, по существу, является патроном его отца, делали посещения Мордонта столь частыми. Правда, рука, сердечно протянутая для приветствия, столь же сердечно пожималась юношей, в то время как почтенный юдаллер приподнимался со своего огромного кресла из цельного дуба, украшенного грубой резьбой работы какого-нибудь гамбургского плотника и обитого искусно выделанными тюленьими шкурами, и возглашал свое "добро пожаловать" голосом, каким в древние времена встречал бы наступление Иула - главного праздника готов. В доме Магнуса Тройла имелся магнит, несравненно сильнее притягивавший к себе Мордонта, - молодые сердца, чья радость при встрече с ним, хотя и не выражалась так громко, была столь же искренней, как и приветствие старого юдаллера. Но это не такая тема, о которой можно говорить в конце главы.


Глава III

О Бесси бэлл и Мэри Грей,
Как были вы прелестны!
Соломой крыт, в тени ветвей
Стоял ваш домик тесный.

Вчера я Бесс любил сильней
Всех девушек на свете,
А нынче взоры Мэри Грей
Меня поймали в сети.

Шотландская песня

Мы уже упоминали о Минне и Бренде - дочерях Магнуса Тройла. Мать их умерла много лет тому назад. То были прелестные девушки: старшая едва достигла восемнадцати лет, иными словами - была на год или два моложе Мордонта Мертона, а младшей еще не минуло и семнадцати. Дочери были для старого отца радостью сердца и светом очей, и хотя он и баловал их сверх всякой меры, что могло иметь для обеих сторон самые печальные последствия, однако дочери отвечали на любовь отца такой нежной привязанностью, что даже безрассудное баловство не в силах было вызвать в них ни тени непочтительности или девичьих капризов. Разница в характерах и внешности обеих сестер была поистине поразительной, хотя, как это нередко случается, сочеталась с известным семейным сходством.
Мать их была шотландской леди, родом из горного Сатерленда, дочерью предводителя клана, изгнанного во время усобиц семнадцатого века из своей родной страны. Он нашел для себя пристанище на мирных Шетлендских островах, которые при всей своей бедности и уединенности обладали одним хорошим свойством: они остались не тронуты раздорами и не запятнаны гражданскими распрями тех времен. Сент-Клер - таково было имя изгнанника - тосковал по родной долине, башням своего древнего замка, людям своего клана и утраченной власти и умер вскоре после прибытия на Шетлендские острова. Красота его осиротевшей дочери, несмотря на ее шотландское происхождение, покорила твердое сердце Магнуса Тройла. Он открыл ей свои намерения, был встречен благосклонно, и она стала его женой. Она скончалась на пятом году супружеской жизни, оставив Магнуса навеки оплакивать краткие дни своего семейного счастья.
От матери Минна унаследовала величественную осанку, темные глаза, иссиня-черные кудри и тонко очерченные брови - свидетели того, что она по крайней мере с материнской стороны не принадлежит по крови к обитателям страны Туле. Ее ланиты -

О, нежными, не бледными зови их! -
были тронуты таким легким и нежным румянцем, что многим подобное преобладание лилий над розами казалось даже чрезмерным. В этой лилейной белизне, однако, не таилось ничего ни болезненного, ни томного: то был естественный цвет здоровья, чрезвычайно гармонировавший с чертами, казалось, нарочно созданными для возвышенного характера. Стоило, однако, Минне Тройл услышать рассказ о человеческом горе или какой-нибудь несправедливости, как кровь тотчас же приливала к ее щекам, показывая, как горячо бьется сердце девушки, несмотря на то, что выражение ее лица и манера себя держать свидетельствовали о серьезности и сдержанности нрава и склонности к уединению. Если посторонним порой казалось, что ее прекрасные черты отуманены грустью, для которой ни возраст Минны, ни ее положение в свете не могли служить основанием, то, узнав ее ближе, они вскоре начинали понимать, что истинной причиной этой задумчивости были внутренняя спокойная сосредоточенность и духовная сила, делавшие Минну равнодушной к пустым событиям повседневности. Многие, поняв, что меланхолия Минны - не следствие действительных горестей, а лишь устремление души к предметам более возвышенным, чем то, что ее окружает, могли бы, пожалуй, пожелать ей большего счастья, но вряд ли захотели, чтобы она стала веселей, - так прелестна была она в своей искренней, неподдельной серьезности. Иными словами, несмотря на крайнее наше желание избежать столь избитого сравнения с ангелом, нельзя не признать, что в строгой красоте девушки, сдержанной и вместе с тем изящной свободе движений, в музыке ее голоса и невинной чистоте взгляда было нечто, говорившее, что Минна Тройл - существо иного, высшего и лучшего мира и лишь случайный гость на нашей не достойной ее земле.
Бренда, почти такая же красивая и столь же прелестная и невинная, как Минна, настолько же не походила на сестру наружностью, как характером, вкусами и поведением. Ее густые локоны были того светло-каштанового оттенка, который в потоке солнечного света отливает золотом, но стоит лучам скользнуть прочь, как снова темнеет. Ее глаза, рот и чудесные зубы, которые она не стеснялась часто показывать в избытке непосредственной резвости, свежий, здоровый, но не слишком яркий румянец, оттенявший белую, как только что выпавший снег, кожу, подчеркивали ее скандинавское происхождение. Стройная, как фея, она была несколько ниже ростом, чем Минна, но, пожалуй, даже изящней ее. Беззаботная и почти по-детски легкая поступь, взгляд, который благодаря природной невинной живости на всем, казалось, останавливался с радостью, привлекали к себе всеобщее восхищение еще больше, чем спокойное обаяние Минны, хотя чувство, внушаемое последней, могло оказаться, пожалуй, более глубоким и благоговейным.
Склонности прелестных сестер были столь же различны, как и их внешность. Правда, в силе сердечной привязанности ни одной нельзя было отдать предпочтения - так нежно любили обе своего отца и друг друга. Но веселость, которую Бренда вносила в окружающую ее повседневность, казалась совершенно неисчерпаемой, тогда как менее жизнерадостная Минна не находила, по-видимому, в окрестном обществе особого интереса, и оно не способно было развлечь ее. Она словно дозволяла потоку развлечений и радостей увлечь себя, но не прилагала со своей стороны никаких стараний, чтобы внести в него и свою долю. Она скорее снисходила к забавам, чем предавалась им, и наибольшую радость доставляли ей серьезные и уединенные занятия. Книги были ей недоступны - Шетлендия того времени предоставляла мало возможностей для получения тех мудрых уроков.

Что мертвые преподают живым,
да и Магнус Тройл, как видно из нашего описания, не принадлежал к числу тех, в чьем доме можно было найти достаточные к тому средства. Но книга природы лежала раскрытая перед Минной, величайшая из книг, неизменно вызывающая в нас изумление и восхищение даже тогда, когда мы не в силах полностью понять ее. Растительность пустынных Шетлендских островов, раковины на их побережьях и бесчисленные пернатые племена, гнездящиеся на неприступных утесах, были так же хорошо знакомы Минне Тройл, как и самому опытному охотнику. Она одарена была изумительной наблюдательностью, от которой редко отвлекали ее какие-либо посторонние чувства, и то, что ей удавалось узнать в результате постоянного и терпеливого внимания, неизгладимо запечатлевалось в ее исключительной от природы памяти. Вместе с тем Минна глубоко ощущала величие дикой и мрачной страны, где ей суждено было жить. Океан во всех своих бесчисленных превращениях, то величественно прекрасный, то грозный, и неприступные скалы, откликавшиеся на немолчный рокот волн и на крики морских птиц, были для нее полны очарования, в каком бы виде ни представали перед ней в непрерывной смене времен года. Она обладала восторженной чувствительностью, свойственной романтически настроенным соотечественникам ее матери, и любовь к природе была для нее страстью, способной не только поглощать ее мысли, но и потрясать до самой глубины ее душу. Те самые картины, которые у сестры ее вызывали мимолетное, но быстро проходившее чувство страха или волнения, не оставляя заметного следа, долго еще продолжали занимать воображение Минны, и не только в часы одиночества и в тишине ночи, но и тогда, когда ее окружали люди. Порой Минна, сидя в кругу своих близких, становилась неподвижной, как прекрасная статуя, и мысли ее уносились вдаль, к дикому морскому берегу и еще более диким горам ее родных островов. Тем не менее, если внимание девушки удавалось привлечь к общей беседе, она с увлечением присоединялась к ней, и мало кто умел придать тогда разговору большую занимательность и доставить большее удовольствие окружающим. И хотя во всем ее облике было нечто, внушавшее, несмотря на ее крайнюю молодость, не только симпатию, но и невольное уважение, однако ее живую, веселую и милую сестру окружающие любили не меньше, чем сдержанную и задумчивую Минну.
В самом деле, прелестные сестры были не только радостью своих друзей, но и гордостью тех уединенных островов, где люди известного круга, оторванные от света и связанные друг с другом прочно укоренившимися обычаями гостеприимства, составляли как бы единую дружную семью.
Странствующий поэт и музыкант-самоучка, испытавший на своем веку немало превратностей и вернувшийся в конце концов доживать свои дни на родной остров, воспел дочерей Магнуса в поэме, озаглавленной им "Ночь и День", где, говоря о Минне, предвосхитил, хотя и в весьма грубой форме, чудесные строки Байрона:

Она идет во всей красе -
Светла, как ночь ее страны.
Вся глубь небес и звезды все
В ее очах заключены,
Как солнце в утренней росе,
Но только мраком смягчены*.
______________
* Перевод С.Маршака.

Отец так сильно любил обеих девушек, что трудно было сказать, которую из двух - больше, разве что он предпочитал общество своей серьезной дочери во время прогулок, а резвушки - у домашнего камелька; искал Минну, когда ему становилось грустно, и Бренду - когда бывал весел; иными словами, Минна была его любимицей до полудня, а Бренда - вечером, после того, как чаша уже пошла вкруговую.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   106

Похожие:

Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconВальтер Скотт. Антикварий
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод Д. М. Горфинкеля
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconВальтер Скотт. Пуритане
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод А. С. Бобовича
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconВальтер Скотт. Уэверли, или шестьдесят лет назад Вальтер Скотт. Собрание сочинений в 8 томах. Том "Правда", Москва, 1990 Перевод: И. А. Лихачев Примечания: А
Вальтер Скотт. Уэверли, или шестьдесят лет назад Вальтер Скотт. Собрание сочинений в 8 томах. Том "Правда", Москва, 1990 Перевод:...
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconВальтер Скотт. Айвенго Собр соч, т. 8/20, изд. "Валев", Минск, 1994 г
Вальтер Скотт. Айвенго Собр соч, т. 8/20, изд. "Валев", Минск, 1994 г
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconвступление
Песнь первая. Перевод Вс. Рождественского Песнь вторая. Перевод Т. Гнедич Песнь третья. Перевод Вс. Рождественского Песнь четвертая....
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconРоб Рой Вальтер Скотт Вальтер Скотт
Заглавие «Роб Рой» предложено было покойным мистером Констеблом, чья проницательность и опытность позволили ему предугадать, что...
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconСергей Николаевич Сергеев-Ценский Преображение России
Книга: С. Н. Сергеев-Ценский. Собр соч в 12-ти томах. Том 9 Издательство "Правда", Библиотека "Огонек", Москва, 1967 Художник П....
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С iconКнига: С. Н. Сергеев-Ценский. Собр соч в 12-ти томах. Том 12 Издательство "Правда", Библиотека "Огонек", Москва, 1967
Сергей Николаевич Сергеев-Ценский. Преображение России. Ленин в августе 1914 года
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С icon{1} Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы
Марк Твен. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, 1980 Перевод В. Лимановской
Вальтер Скотт. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, Огонек, 1990 Перевод В. С icon{1} Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы
Марк Твен. Собр соч в 8 томах. Том М.: Правда, 1980 Перевод В. Лимановской
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница