Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк»




НазваниеКнига известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк»
страница10/122
Дата конвертации14.04.2013
Размер3.23 Mb.
ТипКнига
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   122

Сырок и сырник

Есть самые заурядные по своему значению и совершенно обыденные по употреблению слова, которые оказываются в то же время очень своеобразными и интересными по своему происхождению. И рассказ об их истории позволяет легко и свободно ввести читателя в сложный и запутанный мир лингвистических законов и правил. К таким принадлежат и «кулинарные» слова сырок и сырник. Первому посчастливилось попасть и в «Этимологический словарь русского языка» Н. М. Шанского, и в русский перевод «Этимологического словаря русского языка» М. Фасмера. Второе эти этимологические справочники обошли. Почему? Вероятно, потому, что оно по своему анатомическому сложению очень уж простое и его основа в сознании говорящего при свойственной нам этимологической рефлексии четко членится на части, сыр– и– ник. И тем не менее это слово в объяснении нуждается: простота этого слова, как и существительного сырок, весьма обманчива. Но перейдем к нашим лексическим героям. О. Н. Трубачев в русском переводе Словаря Фасмера толкует слово сырок очень кратко и неточно: «сырóк I, род. п. – рка; уменьш. производное от сыр». Неполным является объяснение существительного сырок и в «Кратком этимологическом словаре», хотя из него читатель получает более конкретную информацию. В этом словаре указывается: 1) на сравнительную молодость этого существительного в русском языке («недавнее») и 2) суффикс – ок() не квалифицируется как уменьшительный. И действительно, суффикс уменьшительности здесь абсолютно исключается. Ведь с его помощью делаются либо уменьшительно-ласкательные существительные (ср.: листок, ветерок, лесок и т. д.), либо так называемые формы субъективной оценки (творожок, квасок, сахарок и пр.). Что же касается слова сырок «кондитерское изделие из творога (обычно сладкое)», ср. сочетания: творожный сырок, ванильный сырок, детский сырок, чайный сырок, то его семантика не складывается из значения сыр и суффикса – ок(). А это значит, что слово сырок по своему происхождению иное. Оно, как и слово сырник, пришло в русский язык из украинского языка, в котором существительное сир значит «творог». Только существительное сырник появилось в нашем языке еще в XIX в., а слово сырок – лишь в советскую эпоху.
Кстати, еще в «Книге о вкусной и здоровой пище» (М., 1953. С. 256) то, что сейчас мы обычно называем сырниками, именовалось творожниками. Суффикс – ок() в исходном украинском сирок является суффиксом не ласкательно-уменьшительным, а предметным, образующим названия предметов, сделанных из того, или похожих на то, что обозначено производящим словом (ср.: лубок, рожок «род музыкального инструмента», глазок (в дверях), дубок «род лодки», холодок «род ментоловых конфет», мелок, «Снежок» «название конфет» и т. д.).
В заключение хочу обратить внимание на этимологически тавтологическое, но уже нормативное сочетание творожный сырок. Такие случаи «масла масленого» в языке возникают в процессе его развития довольно часто, ср. хотя бы черные чернила, белое белье и т. п.
Где корень в слове корень?

Вряд ли когда-нибудь у вас этот вопрос возникал как практический. И это понятно: существительное корень сейчас четко и определенно выступает как корневое, целиком в этом отношении присоединяясь к словам типа дом, локоть, море и т. д.
С точки зрения современного русского языка основа в этом слове явно непроизводная. Слово делится в настоящее время лишь на корень и окончание (в именительном падеже – нулевое).
Однако в момент своего рождения слово корень не было корневым. Об этом свидетельствуют родственные ему слова в русских диалектах и родственных языках. В говорах еще сейчас встречается существительное корь «корень», в польском языке до сих пор употребляется родственное нашему корень слово kierz «куст». Есть у него «родственники» (без конечного – ень) и в балтийских языках, ср. хотя бы лит. keras «корень, куст, засохший пень». Эти языковые данные говорят, что в слове корень основа вначале была производной и состояла из корня кор– и суффикса– ень.
Заметим, что е в этом суффиксе было исконным, а не возникло из старого редуцированного гласного переднего ряда ь. На первый взгляд наше замечание может показаться неверным. Ведь при изменении слова корень звук е в нем ведет сейчас себя как беглый: корень – корня – корню и т. д., а это самый яркий показатель происхождения е из ь. На поверку же выходит, что беглость гласного е в нашем существительном является вторичной и не только не объясняет современное е в слове корень, но сама требует объяснения.
Обратившись к древнерусскому языку, мы видим, что род. п. от слова корень звучал тогда как корене, а затем – кореня, но не корня. Это нашло отражение и в пословице От доброго кореня добрая и отрасль, т. е. «от хорошего корня хорошие и побеги». Существительное корень получило форму род. п. корня значительно позднее, под влиянием слов с «законным» беглым е (из ь) типа клубень – клубня (< клубьня), студень – студня (< студьня) и т. д.
Кстати, такого же аналогического происхождения в форме корня < кореня и окончание – я: им «заразили» слово корень те же существительные на– ень, которые упоминались выше. Исконно же слово корень имело окончание – е (ср. старые формы род. п. имене, камене, пламене и т. д.).
Как видим, если смотреть в корень, о слове можно узнать немало интересного и полезного.
Как была названа рука

Как известно, предметы и явления называются по какому-либо характерному для них признаку. Поэтому в момент своего рождения наименования не случайны, а мотивированны.
Есть слова, в которых эта мотивированность жива до сих пор (ср. ухват «то, чем ухватывают»; ручонка «маленькая рука»; ёжиться, «сжиматься, как ёж»; шиповник «кустарник с шипами» и т. д.). Но немало в языке и слов, уже не говорящих прямо, почему данный предмет или явление названы так, а не иначе. К таким названиям относится и слово рука. «Говорящим» это слово становится лишь тогда, когда мы сравниваем его с родственным существительным в литовском языке. Наше рука, которое восходит к общеславянскому *ronka, точно соответствует литовскому названию этой же части тела – ranká. Что же касается последнего, то его происхождение совершенно ясно: оно образовано от глагола renkú «собираю, беру, хватаю».
Значит, рука – это буквально «то, с помощью чего берут, хватают». Тот же признак был положен в основу греч. agystos «рука, горсть» (из *agyrstos, от глагола ageirō «собираю») и нем. Griff «ручка» (от глагола greifen «хватать»). Заметим, что однопризнаковые слова, свойственные и одному языку, и разным, не редкость. И их существование объясняется возможностью одинакового языкового видения объективного мира.
В глаза иногда бросаются одни и те же (очевидно, особенно яркие и устойчивые) признаки.
Рожок назван по материалу, из которого этот музыкальный инструмент делали (из рога); тот же признак дал в немецком языке название для горна (нем. Horn «горн» восходит к нем. Horn «рог»). Грудь названа так за возвышение (ср. того же корня, но с перегласовкой грядка); такой же признак был взят и латышами (ср. в латышском языке kruts «грудь» и krúte «холмик»).
То же явление наблюдается и среди собственных имен. Достаточно обратиться хотя бы к названиям рек (см. заметку «О Волге и влаге»).
Два слова о слове один

Слово один (если это действительно одно слово, а не несколько омонимов) многозначно. Оно выступает не только как количественное числительное, но и в роли других частей речи.
Одно из своеобразных употреблений слова один составляет использование его в качестве ограничительной частицы, синонимической словам только и лишь (ср: Только Петров не сделал уроков и Один Петров не сделал уроков; Любовь и жажда наслаждений Одни преследуют мой ум (Пушкин). Поэтому выражения только один, лишь один являются такими же тавтологичными, как целиком и полностью, судить да рядить, вокруг да около (ср.: круг и др. – рус. коло «круг, колесо») и т. д.
Возникает вопрос: чем объясняется появление у слова один функций ограничительной частицы?
Дело в том, что по своему происхождению слово один так же тавтологично, как и выражение только один. Ведь слово один возникло из общеславянского *еdinъ (ср. старославянские по своему происхождению единый, единица, единственный). А последнее является сложением корней *ед– и *ин-. Первый корень мы наблюдаем в слове едва (ср. диал. одва) «лишь только, только что», «чуть, еле-еле» (ср. нем. etwas). Второй корень ин– содержится в словах инорог (животное с одним рогом), иноходь «бег лошади, при котором одновременно выносятся сначала обе правые ноги, а затем обе левые», инок «монах» (ср. нем. ein) и значит «один». Следовательно, буквально слово один обозначает «лишь только один».
Для ради предлогов для и ради

Не сомневаюсь, что вы сразу же угадали в заглавии этой заметки переделку фразеологического оборота для ради важности, по своему происхождению представляющего собой ставшее крылатым выражение из романа «Отцы и дети» И. С.Тургенева. В романе оно родилось в виде полной иронии реплики Базарова по адресу старой княжны, которую в доме Одинцовой «для ради важности держат, потому что княжеское отродье».
Но эта заметка написана не для одного лишь объяснения родословной оборота для ради важности. И не только ради важности обращения специального внимания на литературное происхождение многих разговорных оборотов.
Предлогом к ее написанию послужили предлоги для и ради, которые не только причудливо повторяют в обороте для ради важности одно и то же причинно-целевое значение при одном и том же существительном важность, но и очень похожи друг на друга по своей судьбе.
Синонимические предлоги для и ради сближает не только одинаковое значение, но и сходное происхождение. Ведь, хотя это на первый взгляд может показаться невероятным, оба предлога (и для, и ради) в конечном счете восходят к существительным со значением «работа, дело, труд».
Посмотрим, как это произошло и на базе каких существительных выросли наши предлоги.
Начнем с предлога для. Он появился в результате сокращения (в быстрой, небрежной разговорной речи) общеславянского предлога дѣля, который, в свою очередь, сформировался на основе существительного дѣль «дело, работа, труд». Последнее в качестве самостоятельного слова сейчас утрачено, но сохраняется в виде основной части производного от него существительного неделя (первоначально имевшего значение «безделье», потом – «нерабочий день, праздник, воскресенье» и затем лишь получившего современную семантику «неделя», ср. болг. делник «будний, рабочий день» и неделя «воскресенье»).
По своей словообразовательной форме существительное дѣль является параллельным и родственным словам дѣло, дѣя «то, что сделалось, совершилось; событие, факт» и т. д.
Превращение существительного со значением «работа, дело, труд» в предлог со значением «для, ради» наблюдается не только в славянских языках. Достаточно указать хотя бы на лат. causa «ради, по причине» (из твор. п. существительного causa «дело»), фин. tähden «из-за, ради», родственное глаголу tehdë «делать», и т. п.
То же мы видим и знакомясь с биографией предлога ради. Этот предлог также восходит к существительному со значением «труд, дело, работа», на этот раз – к исчезнувшему сейчас существительному радь (в форме одного из косвенных падежей: либо родительного, либо дательного, либо местного, ср.: радь – ради и др. – рус. задь «зад» – зади «позади» и т. д.). Слово радь, давшее жизнь предлогу ради, является лингвистической реконструкцией, однако вполне обоснованной. Его существование в прошлом (именно в значении «труд, работа, дело») подтверждается наличием целого ряда слов той же семьи: сербскохорватскими рад «труд» и радити «работать, делать, трудиться», старославянскими радити «заботиться», русскими радеть, нерадивый «ленивый, бесхозяйственный» и т. д.
Соединение И. С. Тургеневым в одном словосочетании и для и ради не является его прихотью, а отражает особенности старой речевой практики. Так, в памятниках XVII в. можно прочитать: Ты, светъ мой, для ради доброты и приятства Василья жалей; Для ради ихъ (стрельцов) скудости напередъ выдано жалования… и т. д.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   122

Похожие:

Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconИстории
...
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconЛев Гумилевский. Вернадский
Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича...
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconКнига "Преступления Сталина" написана Троцким в 1937 г. Тогда же она была издана на основных европейских языках, но на русском языке не публиковалась.
На русском языке публикуется впервые, Она представляет собой ответ Троцкого на те обвинения, которые были выдвинуты против него на...
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconКнига представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945).
Вернадский. 3-е изд. М. Мол гвардия, 1988. 255[1] с., ил. (Жизнь замечат людей. Сер биогр. Вып. 6(325))
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconГрамматика: Причастие. Функции и перевод причастий на русский язык
...
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconАрнольд Тойнби. Постижение истории (Часть 1)
Сборник представляет собой первую попытку последовательного изложения на русском языке всемирно известной теории исторического развития...
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconКнига известного чехословацкого популяризатора Войтеха Замаровского, написанная на основе существующей литературы по египтологии и личных наблюдений автора, представляет собой увлекательный рассказ об истории «открытия»
Вним и самым крупным на свете монументальным постройкам, что возносятся к небу между серебристо-желтой пустыней и оливково-коричневой...
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconРубоко Шо Эротические танки Предлагаемое читателю издание представляет собой впервые публикуемый на русском языке цикл любовной лирики крупнейшего японского средневекового поэта Рубоко Шо

Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconОтносительность исторического мышления
Сборник представляет собой первую попытку последовательного изложения на русском языке всемирно известной теории исторического развития...
Книга известного ученого-лингвиста академика Н. М. Шанского представляет собой своеобразное введение в науку о русском языке. Интересные и занимательные, почти детективные истории о значении, строении и происхождении слов, оборотов и «трудных строк» iconКнига представляет интерес не только для специалистов и студентов гуманитарных факультетов вузов, но и для широкого круга читателей
Отечественный читатель впервые знакомится с переводом знаменитой книги известного индийского ученого
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница