Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы




НазваниеИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы
страница14/76
Дата конвертации25.06.2013
Размер0.75 Mb.
ТипТексты
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   76

А за ней — долинная, лесная,

Голубая, тающая даль.




<1906>






Змея (Покуда март гудит в лесу по голым…)



Покуда март гудит в лесу по голым

Снастям ветвей, — бесцветна и плоска,

Я сплю в дупле. Я сплю в листве тяжелым,

Холодным сном — и жду: весна близка.




Уж в облаках, как синие оконца,

Сквозит лазурь… Подсохло у корней,

И мотылек в горячем свете солнца

Припал к листве… Я шевелюсь под ней,




Я развиваю кольца, опьяняюсь

Теплом лучей… Я медленно ползу —

И вновь цвету, горю, меняюсь,

Ряжусь то в медь, то в сталь, то в бирюзу.




Где суше лес, где много пестрых листьев

И желтых мух, там пестрый жгут — змея.

Чем жарче день, чем мухи золотистей —

Тем ядовитей я.




<1906>






Песня (Я — простая девка на баштане…)



Я — простая девка на баштане,

Он — рыбак, веселый человек.

Тонет белый парус на Лимане,

Много видел он морей и рек.




Говорят, гречанки на Босфоре

Хороши… А я черна, худа.

Утопает белый парус в море —

Может, не вернется никогда!




Буду ждать в погоду, в непогоду…

Не дождусь — с баштана разочтусь,

Выйду к морю, брошу перстень в воду

И косою черной удавлюсь.




<1903–1906>






Детская




От пихт и елей в горнице темней,

Скучней, старинней. Древнее есть что-то

В уборе их. И вечером красней

Сквозь них зари морозной позолота.




Узорно-легкой, мягкой бахромой

Лежит их тень на рдеющих обоях —

И грустны, грустны сумерки зимой

В заброшенных помещичьих покоях!




Сидишь и смотришь в окна из угла

И думаешь о жизни старосветской…

Увы! Ведь эта горница была

Когда-то нашей детской!




<1903–1906>






Донник




Брат, в запыленных сапогах,

Швырнул ко мне на подоконник

Цветок, растущий на парах,

Цветок засухи — желтый донник.




Я встал от книг и в степь пошел…

Ну да, все поле — золотое,

И отовсюду точки пчел

Плывут в сухом вечернем зное.




Толчется сеткой мошкара,

Шафранный свет над полем реет —

И, значит, завтра вновь жара

И вновь сухмень. А хлеб уж зреет.




Да, зреет и грозит нуждой,

Быть может, голодом… И все же

Мне этот донник золотой

На миг всего, всего дороже!




<1903–1906>






У шалаша




Распали костер, сумей

Разозлить его блестящих,

Убегающих, свистящих

Золотых и синих змей!




Ночь из тьмы пустого сада

Дышит холодом прудов,

Прелых листьев и плодов —

Ароматом листопада.




Здесь же яркий зной и свет,

Тени пляшут по аллеям,

И бегущим жарким змеям,

Их затеям — счета нет!




<1903–1906>






Эсхил




Я содрогаюсь, глядя на твои

Черты немые, полные могучей

И строгой мысли. С древней простотой

Изваян ты, о старец. Бесконечно

Далеки дни, когда ты жил, и мифом

Теперь те дни нам кажутся. Ты страшен

Их древностью. Ты страшен тем, что ты,

Незримый в мире двадцать пять столетий,

Незримо в нем присутствуешь доныне,

И пред твоею славой легендарной

Бессильно Время. — Рок неотвратим,

Все в мире предначертано Судьбою,

И благо поклоняющимся ей,

Всесильной, осудившей на забвенье

Дела всех дел. Но ты пред Адрастеей

Склонил чело суровое с таким

Величием, с такою мощью духа,

Какая подобает лишь богам

Да смертному, дерзнувшему впервые

Восславить дух и дерзновенье смертных!




<1903–1906>






У берегов Малой Азии




Здесь царство Амазонок. Были дики

Их буйные забавы. Много дней

Звучали здесь их радостные клики

И ржание купавшихся коней.




Но век наш — миг. И кто укажет ныне,

Где на пески ступала их нога?

Не ветер ли среди морской пустыни?

Не эти ли нагие берега?




Давно унес, развеял ветер южный

Их голоса от этих берегов…

Давно слизал, размыл прибой жемчужный

С сырых песков следы подков…




1903–1906






Золотой невод




Волна ушла — блестят, как золотые.

На солнце валуны.

Волна идет — как из стекла литые.

Идут бугры волны.




По ним скользит, колышется медуза,

Живой морской цветок…

Но вот волна изнемогла от груза

И пала на песок.




Зеркальной зыбью блещет и дробится,

А солнце под водой

По валунам скользит и шевелится,

Как невод золотой.




1903–1906






Новоселье




Весна! Темнеет над аулом.

Свет фиолетовый мелькнул —

Игорный кряж стократным гулом

Ответил на громовый гул.




Весна! Справляя новоселье,

Она веселый катит гром,

И будит звучное ущелье.

И сыплет с неба серебром.




<1903–1906>






На обвале




Печальный берег! Сизые твердыни

Гранитных стен до облака встают,

А ниже — хаос каменной пустыни,

Лавина щебня, дьявола приют.




Но нищета смиренна. Одиноко

Она ушла на берег — и к скале

Прилипла сакля… Верный раб пророка

Довольствуется малым на земле.




И вот — жилье. Над хижиной убогой

Дымок синеет… Прыгает коза…

И со скалы, нависшей над дорогой,

Блестят агатом детские глаза.




1903–1906






К востоку




Вот и скрылись, позабылись снежных гор чалмы.

Зной пустыни, путь к востоку, мертвые холмы.




Каменистый, красно-серый, мутный океан

На восток уходит, в знойный, в голубой туман.




И все жарче, шире веет из степей теплынь,

И все суше, слаще пахнет горькая полынь.




И холмы все безнадежней. Глина, роговик…

День тут светел, бесконечен, вечер синь и дик.




И едва стемнеет, смеркнет, где-то между скал,

Как дитя, как джинн пустыни, плачется шакал,




И на мягких крыльях совки трепетно парят,

И на тусклом небе звезды сумрачно горят.




1903–1906






Путеводные знаки



Он ставит путеводные знаки.
Коран.



Бог для ночных паломников в Могребе

Зажег огни — святые звезды Пса.

Привет тебе, сверкающая в небе

Алмазно-синяя роса!




Путь по пескам от Газы до Арима

Бог оживил приметами, как встарь.

Привет вам, камни — четки пилигрима,

В пустыне ведшие Агарь!




Костями бог усеял все дороги,

Как след гиен среди ущелий Ти.

Привет вам, почивающие в боге,

Нам проторившие пути!




<1903–1906>






Мудрым




Герой — как вихрь, срывающий палатки,

Герой врагу безумный дал отпор,

Но сам погиб — сгорел в неравной схватке,

Как искрометный метеор.




А трус — живет. Он тоже месть лелеет,

Он точит меткий дротик, но тайком.

О да, он — мудр! Но сердце в нем чуть тлеет:

Как огонек под кизяком.




<1903–1906>






Зеленый стяг




Ты почиешь в ларце, в драгоценном ковчеге,

Ветхий деньми, Эски,

Ты, сзывавший на брань и святые набеги
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   76

Похожие:

Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы

Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том рассказ
...
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Жизнь Арсеньева. Рассказы и повести 1917-1930
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Жизнь Арсеньева. Рассказы и повести 1917–1930
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Темные аллеи. Переводы

Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Тень Птицы. Повести и рассказ
Охватывает запах плесени, сырости
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconСобрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения
Собрание сочинений в четырех томах #1 Первый том Собрания сочинений включает в себя стихотворения Жуковского с 1797 по 1851 года....
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения рассказ
Охватывает отчаяние. Я весь дрожу от напряжения и усталости, одежда моя вся промокла от снега, а ветер так и пронизывает ее насквозь....
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения рассказ
Охватывает отчаяние. Я весь дрожу от напряжения и усталости, одежда моя вся промокла от снега, а ветер так и пронизывает ее насквозь....
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в шести томах Том Публицистика. Воспоминания

Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в шести томах Том Произведения 1907-1914
Иван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в шести томах Том Произведения 1907–1914
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница