Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011




НазваниеДоклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011
страница6/35
Дата конвертации10.07.2013
Размер0.84 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Наука, 1990
17
которым обладает его ядро. Обычно по мере такого исчерпания одновременно формируется ядро следующего ТУ, со своим ключевым факто- ром и несущими отраслями.
Процессы смены ТУ непосредственно связаны с модернизационными процессами.
Как отмечает С. Глазьев, «в процессе замеще- ния технологических укладов отстающие страны получают преимущество – не будучи обремене- ны чрезмерным перенакоплением капитала в рамках устаревшего ТУ, при формировании воспроизводственного контура нового они могут ориентироваться на уже накопленный инвестиционно-технологический опыт развитых стран, оптимизируя состав создаваемых техно- логических цепочек.
Замещение технологических укладов требует, как правило, соответствующих измене- ний в социальных и институциональных системах, способствующих массовому внедрению техно- логий нового уклада, соответствующих ему типа потребления и образа жизни. Затем начинается фаза быстрого расширения нового ТУ, который становится основой экономического роста и за- нимает доминирующее положение в структуре экономики. В фазе роста нового уклада боль- шинство технологических цепей перестраива- ются в соответствии с его потребностями. В это же время зарождается следующий, новейший ТУ, который пребывает в эмбриональной фазе до достижения доминирующим укладом преде- лов роста, после чего начинается очередная тех- нологическая революция. При этом создается новый вид инфраструктуры, преодолевающий ограничения предыдущего, а также осуществля- ется переход на новые виды энергоносителей, которые закладывают базу для становления следующего технологического уклада».
13
ТУ (или техноэкономические парадигмы), соответствующие индустриальному обществу, отличаются от технологических укладов обще-
13
Глазьев С. Ю. Мировой экономический кризис как процесс замещения доминирующих технологических укладов. 21 июля 2009г. Режим доступа: http://www.glazev.ru/scienexpert/84/ ства постиндустриального не только удельными издержками, но и скоростью обновления тех- нологий. Это означает, что централизованный, проектный подход к модернизации, успешно сра- батывавший на индустриальном этапе развития экономики, вряд ли будет успешным для постин- дустриальных укладов. Ведь любой долгосрочный проект, в котором не могут не фиксироваться цели, задачи, исполнители, сроки и выделяемые бюд- жетные ресурсы, достаточно сложно изменить, даже если по ходу его реализации обнаружива- ются более эффективные варианты достижения
цели. Причина этого, очевидно, – масштабность модернизационного проекта, необходимость обеспечения скоординированной работы многих исполнителей на основе централизации управ- ления. В таких условиях изменение одной детали может повлечь необходимость пересмотра всего проекта, что означает значительные издержки и потери времени. Поэтому большие проекты, как известно, предполагают тщательную проработку как самого замысла, так и его исполнения.
Однако удручающе сложного централи- зованного проекта модернизации не требуется, если последняя имеет эволюционный, или ор- ганический, характер, т.е. происходит на основе множества частных «горизонтальных» взаимодей- ствий индивидов и организаций. В ходе такой мо- дернизации непредсказуемое появление более эффективного новшества не требует пересмотра всего проекта (за его отсутствием), а означает лишь заключение нового «локального» контракта, возникновение нового альянса и т.п.
Таким образом, для «медленных» ин- дустриальных укладов проектный подход был вполне адекватен, в то время как для «быстрых» постиндустриальных он пригоден в гораздо меньшей степени. Это не значит, что внутри эво- люционной модернизации нет вообще нужды в проектах: такая нужда есть, вся эволюция, по сути, состоит из множества проектов, но ни один из них не имеет всеобъемлющего характера, охватывающего весь процесс модернизации.
Именно поэтому эволюционная модернизация Введение: модернизация в российском контексте
18
для постиндустриального общества, будучи го- раздо более адаптивной, чем проектная, и яв- ляется наиболее адекватной этому типу обще- ства (и экономики).
Для того чтобы в той или иной стране развернулся эволюционный процесс модерни- зации, необходимо прежде всего, чтобы в ней нашлось значительное число инициативных и заинтересованных в модернизации субъектов, – не исполнителей централизованного проек- та, а индивидов и организаций, готовых на свой страх и риск осуществлять изменения, которые, с их точки зрения, повысят не только их «пер- сональную» конкурентоспособность, но и конку- рентоспособность страны.
Это базовое условие сразу может быть сопоставлено с характеристиками человеческого потенциала страны: здоровье, образование и уро- вень доходов акторов эволюционной модерниза- ции должны позволять им приступить к осущест- влению их замыслов. В свою очередь, реализация последних будет позитивно влиять на названные компоненты человеческого потенциала: конку- рентоспособные технологии будут предъявлять и высокие требования к работникам.
Характер процессов эволюционной мо- дернизации позволяет выделить и еще одно принципиально важное условие ее осуществи- мости: это наличие в стране возможностей для предпринимательской деятельности. Эти воз- можности охватывают как определенное со- стояние институциональной среды, так и воспи- тание творческих способностей (креативности) и предприимчивости у граждан страны. Очевид- но, последнее качество также имеет отношение к широко понимаемому человеческому потен- циалу, хотя и не включается прямо и непосред- ственно в ИРЧП.
Политико-экономический
контекст российской
модернизации
Модернизация может рассматриваться в рамках экономической теории и общих эко- номических предпосылок, а может рассматри- ваться как предмет индивидуального и коллек- тивного выбора в рамках новой политической экономии или экономической конституционной теории. В этом случае модернизация представ- ляет собой политический процесс, изучаемый экономическими методами. Группы интересов, разные по своим типам, действуют в таком варианте в рамках более сложной структуры, именуемой в теории общественного выбора со- циальным контрактом или общественным дого- вором. Этот социальный контракт характеризу- ется различными типологическими свойствами.
Он может выступать горизонтальным или вер- тикальным, конституционным и постконститу- ционным, может иметь эксплицитное или им- плицитное состояние. Динамика социального контракта в России изучалась в работах Ин- ститута национального проекта «Обществен- ный договор» с 2000 по 2010 год. В России в начале 2000-х годов сложился вертикальный социальный контракт с определенной колли- зией конституционных норм и постконституци- онного уровня договора, потому что на уровне конституционных норм российское государство является как либеральным, так и социальным.
В реальной практике оно осуществлялось как либеральное государство, и в этом смысле су- ществовали постоянные проблемы в обеспече- нии публичными благами и в способах покры- тия издержек производства публичных благ. По
способу поддержания преимущественными в 2000-е годы стали методы символические, а не политические, т.е. связанные не с политической конкуренцией, а с определенным обменом сиг- налами между властью и населением, что пре- жде всего реализуется через телевидение.
Этот контракт первоначально строился по формуле «налоги в обмен на порядок». Эта
19
формула так называемой «программы Грефа» – программы реформ первого путинского сро-
ка. Но потом из-за трудностей реализации ряда моментов, связанных с обеспечением судопро- изводства, личной безопасности и т.д., фактиче- ски он переформатировался в 2003 и 2004 гг.,
принял описанный уже выше вид, и смысл этого контракта кратко можно выразить как «лояль- ность в обмен на стабильность», когда власть гарантирует определенную экономическую ста- бильность, а значительные группы населения готовы к отказу от активных и пассивных по- литических прав при сохранении значительной автономии личных свобод.
Эта структура социального контракта создает различные пространства для деятель- ности разных типов групп. Так, понятно, что в вертикальном контракте наиболее влиятель- ными являются доминирующие группы, прибли- женные к верховной власти. Методика изучения этих доминирующих групп была разработана в рамках группы экономистов «СИГМА» в 2007 г.
при подготовке доклада ИНСОР и книги «Коали- ции для будущего», велась специальная разра- ботка возможных стратегий развития России и делалась попытка оценить, как разные группы могут воздействовать на те или иные стратегии.
Фактически сопоставление данных деловой прессы с экономической и политической позво- ляет выделить не только группы влияния, но и специфические структуры их активов, которые могут объяснять то или иное поведение таких доминирующих групп.
Принципиальным, однако, для пробле- мы модернизации является горизонт мышления этих доминирующих групп, потому что наличие долгосрочных установок (long-term orientation) заставляет эти доминирующие группы инвести- ровать определенные средства в модерниза- цию, поскольку инерционная траектория фак- тически ведет к сокращению ресурсов страны, а следовательно, и ресурсов доминирующих групп. При наличии краткосрочной ориентации (short-term orientation) эти группы озабочены взаимной конкуренцией и переделом активов, и в этом смысле модернизация не относится к их повестке.
Второй тип групп, действующих в струк- туре свойственного для современной России социального контракта, – это активные группы, которые характеризуются тем, что они готовы инвестировать ресурсы в развитие. Но активные группы в рамках контракта «лояльность в обмен на стабильность» фактически маргинализиро-
ваны. У них нет возможности воздействия на принятие решений при отсутствии или слабости политических институтов участия в принятии ре- шений. И характерной послекризисной тенден- ций стала стратегия выхода этих активных групп из России, что представляет собой существен- ную угрозу для судьбы российской модерниза- ции, поскольку фактически те или иные поворо- ты экономического курса и процесса создания новых институтов в значительной мере связаны с тем, готовы ли в этом участвовать активные группы населения и на каких условиях.
Проведенный в рамках Пермского эко- номического форума в 2011 г. эксперимент, связанный с широкой деловой игрой, – где были выделены группы федеральной повестки, реги- ональной повестки, бизнеса и общественного запроса, и целью игры было определить воз- можную конструкцию общественного договора и изменения социального контракта в условиях нынешней России, – дал два результата.
Первый – что для активных групп наибо- лее желательным является вариант, когда в об- мен на собственные инвестиции в производство общественных благ в разных видах (скажем, го- товность бизнеса вкладываться в социальный капитал или готовность некоммерческого сек- тора не ограничиваться критикой политики вла- стей, а предлагать позитивные варианты изме- нения), группы получают возможность участия в принятии решений. Такой вариант является более желательным для активных групп, но ме- нее вероятным. Более вероятным (но менее же- Введение: модернизация в российском контексте
20
лательным) является вариант продления леги- тимности существующей власти в обмен на рас- ширение автономии разных групп, в том числе групп бизнеса за счет частичной приватизации, ухода государства из каких-то секторов, расши- рения возможностей регионов на основе пере- дачи не только пустых мандатов, но и средств под эти мандаты.
В рамках такого рода экспериментов фактически идет поиск той конструкции соци- ального контракта, которая допускала бы мо- дернизацию, потому что сложившаяся с 2003- 2004 гг. конструкция социального контракта является по существу консервирующей и есте- ственным результатом дает скорее застой, чем возможности модернизации.
Однако в рамках этой действующей кон- струкции немалое значение имеет отношение к власти со стороны широких пассивных групп населения, потому что именно им адресованы, прежде всего, экономическая стабильность и тот рост реальных доходов, который обеспечи- вался властью с 2003 года и до начала эконо- мического кризиса. Связь широких групп на- селения с носителями власти осуществляется, прежде всего, за счет не только экономическо- го оборота, но и символического. И принципи- альное значение для структуры социального контракта в этом случае имеют те ценности, которые являются доминирующими для тех или иных широких групп. В частности, стабиль- ность как главная ценность в период с 2003 до 2008 года составляла не только основу лояль- ного поведения широких групп, но и основания прочности политического режима. В то же вре- мя доминирование такого рода ценностей вряд ли может способствовать модернизационно- му процессу, потому что стабильность начала 2000-х гг. была, несомненно, шагом вперед по сравнению с достаточно хаотичным движением 1990-х гг., но к концу 2000-х фактически ста- бильность означала размывание институтов, преимущественно персональные гарантии вме- сто институциональных, то есть обстоятельства, которые обычно препятствуют модернизацион- ному процессу, а не способствуют ему.
Факторы, воздействующие на вероят- ность модернизации, с одной стороны, связаны с переговорной силой групп специальных инте- ресов и, как уже отмечалось выше, тем горизон- том планирования, который свойственен этим группам. А с другой стороны, на это воздейству- ют внешние условия, институциональная среда, включая и экономическую конъюнктуру и конъ- юнктуру политическую. Исходя из этих способов оценки, с 2007 г., когда впервые были прове- дены такие оценки вероятностей, и до весны 2008 г. вероятность российской модернизации поднималась. Осенью 2008 г. под воздействием одновременно экономического кризиса и «гру- зинской» войны она резко снизилась. И в даль- нейшем колебания вероятности были связаны с наступлением новых фаз экономического и по- литического цикла.
Если пытаться по этой методике оценить динамику вероятности российской модерниза- ции на лето 2011 г., то надо признать, что внеш- няя конъюнктура воздействует отрицательно через высокий уровень цен на углеводородное сырье, что обычно, создавая дополнительную прочность старому социальному контракту, не позволяет надеяться на активную модерниза-
цию. Но с другой стороны, такие факторы, как вступление России в Таможенный союз с Ка- захстаном и Белоруссией (а также перспектива вступления России в ВТО), представляют собой положительные факторы модернизации, по- скольку, например, та же динамика взаимоот- ношения малого и среднего бизнеса с властью в рамках Таможенного союза показывает, что вместо делегализации, которая применялась бы раньше при увеличении налогового давления, здесь возможно применение миграции, тем са- мым возможна конкуренция деловых режимов между участниками Таможенного союза, то есть определенная конкуренция институтов, которая все-таки будет поддерживать институты более эффективные.
21
Вхождение России в острую фазу поли- тического цикла с завершением срока как Госу- дарственной Думы, так и Президента фактически обостряет отношения политической конкурен-
ции. Это обострение выражается фактически в конкуренции ценностей стабильности и разви- тия, которая достаточно очевидна в информа- ционном поле: наличии двух протопартий в виде «партии телевидения» и «партии интернета», ко- торые представляют разные возможности и раз- ные способы будущего для широких групп и для малых активных групп. В этом смысле активная фаза политического цикла скорее работает на модернизацию, потому что и обострение конку- ренции, и открытое сопоставление идей разви- тия и идей стабильности может иметь значение для вовлечения дополнительных групп в спрос на модернизацию. Разумеется, выход из эконо- мического кризиса скорее должен трактоваться как положительный фактор, чем как отрицатель- ный, потому что кризис только в одном случае способствует модернизации и создает шумпете- рианский «шторм» инноваций: когда институцио- нальная среда готова к такому «шторму». Россий- ская институциональная среда, несомненно, не относится к такому типу стран. И здесь кризис в острых фазах отдалял возможность модерниза- ции, а выход из кризиса в этом смысле прибли- жает к такой возможности: те же доминирующие группы именно на выходе из кризиса заинтере- сованы в создании легальности и легитимности своего контроля над ресурсами. Тем самым их заинтересованность в институтах на выходе из кризиса выше, чем в разгар кризиса.
На фоне такого разнообразия интересов групп и различных факторов, воздействующих на интересы групп, одним из новых факторов стала сама попытка модернизационной полити- ки, проводимая Президентом Д. А. Медведевым с марта 2008 г. Можно проследить определен- ную динамику модернизационной политики за этот период.
Исходной формулой Президента
Д. А. Медведева, провозглашенной на Красно- ярском форуме 2008 г. в ходе предвыборной кампании, были так называемые четыре «И» – институты, инфраструктура, инвестиции и ин- новации – как формула российской модерниза-
ции. На наш взгляд, эта формула верно фикси- ровала основные моменты модернизационной политики, но реальная динамика элементов этой формулы оказалась более сложной, чем представлялось весной 2008 г.
Программа институциональных изме- нений, прежде всего антикоррупционная про- грамма и программа судебной реформы, была провозглашена, но институты всегда связаны с распределительными эффектами, поэтому изменение институтов – это практически всег- да столкновение с интересами доминирующих групп, что требует либо высокой переговорной силы носителя власти, либо системы компро- миссов и компенсационных сделок. Поскольку не удалось пройти ни тем, ни другим путем, то фактически институциональные преобразова- ния затормозились и перешли в технократиче- скую плоскость в виде электронизации, облег- чения доступа через интернет к государствен- ным услугам, облегчения процедур в судах, и в этом виде они дали определенные положитель- ные эффекты, которые вряд ли являются устой- чивыми, потому что они связаны с адаптацией действующих групп к новой среде, в которой им приходится действовать. Поэтому фактически модернизационная политика приняла во мно- гом технократический характер из-за ограниче- ний, связанных с ограничением политической силы при проведении институциональных пре- образований.
Кризис давал очень хорошее окно для вложений в инфраструктуру, учитывая высокий мультипликатор, который свойственен таким вложениям. Однако фактическое отсутствие эффективных институциональных преобразо- ваний создавало большие риски для вложений в инфраструктуру в смысле возможности рас- хищения этих инвестиций. А с другой стороны, кризис требовал поддержки спроса, и фактиче- Введение: модернизация в российском контексте
22
ски вложения были осуществлены не в инфра- структуру, а в пенсионную систему и зарплату государственным служащим, что, несомненно, имело антикризисное значение, привело к укре- плению этих групп в их относительном положе- нии по сравнению с другими группами и созда- ло определенную базу для поддержки инерци- онной траектории, поскольку для поддержания того уровня пенсионного обеспечения, который не соответствует силе российской экономики, потребовались налоговые перераспределения, создавшие давление прежде всего на малый и средний бизнес, благодаря повышению соци- альных отчислений.
Третий элемент формулы – инвестиции, – оказались под серьезным ударом из-за кри- зиса и относительного ухудшения инвестицион- ного климата в России по сравнению с другими объектами инвестиций. Поэтому в 2009 г. Пре- зидент Д. А. Медведев и его команда оказались перед необходимостью развития инноваций без соответствующих институциональных, инфра- структурных и инвестиционных предпосылок.
Выражением именно этого положения стала политика проектного подхода, наиболее ярким знаком которого стал проект «Сколково». Про- ведение проектной политики в итоге должно было привести и привело к возобновлению той повестки, с которой пришлось начинать в 2008
г.: осуществление каждого из проектов потре- бовало обращения к институциональной среде, в которой движутся проекты. С конца 2010 г.
Комиссия при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики Рос- сии, которая действует в качестве штаба модер- низационной политики, все чаще и чаще стала обращаться к институциональной повестке, наиболее ярким выражением чего стали пред- ложения Президента по 10 пунктам изменения инвестиционного климата в России, сделанные в марте 2011 г. в Магнитогорске. В соответ- ствии с ними не только институциональная сре- да подлежала изменению в соответствии с пер- воначальной идеей связи институтов и инвести- ций, но и очевидным образом высказывались альтернативные предложения по сравнению с тем, что делало правительство РФ, – вопрос об источнике поддержки пенсионной системы стал предметом политической конкуренции.
Фактически выход на второй виток спи- рали в модернизационной политике и возвра- щение к вопросам институтов ставит дополни- тельный вопрос о том, какова же все-таки бу- дет природа российской модернизации, потому что технократические методы осуществления модернизации и институциональные подходы к модернизационной политике могут давать су- щественно разные результаты.
Принципиальным, на наш взгляд, явля- ется вопрос о соотношении спроса и предложе- ния модернизации. По существу история России показывает, что в случае, когда модернизация навязывается как предложение, которому не соответствует никакой общественный спрос, это приводит к осуществлению так называемых «мобилизационных» проектных сценариев и в итоге к довольно тяжелым долгосрочным по- следствиям, потому что стране нередко удается совершить краткосрочный скачок, после которо- го наступает спад. (Закономерность такого рода спадов анализировалась в экономической лите- ратуре.) Другой вариант – когда модернизация представляет собой предложение, сориентиро- ванное на спрос тех или иных групп в обществе.
В этом случае она носит, может быть, не такой радикальный и быстрый, а более медленный эво- люционный характер, но при этом дает устойчи- вые положительные и долгосрочные результаты по типу Великих реформ, начатых Александром II во второй половине XIX века в России. В этом случае необходимо определение общественных адресатов, заинтересованных в модернизаци- онных преобразованиях, тщательное изучение и иногда изменение социокультурных аспектов модернизационной политики, потому что в этом случае модернизация представляет собой опре- деленный социокультурный проект, направлен- ный на итеративное изменение человеческого потенциала и человеческого капитала в стране.
23
Выводы и рекомендации
Разные типы модернизации оказывают несовпадающее воздействие как на изменения ИРЧП в целом, так и на отдельные его компонен-
ты. Например, чисто технологическая модерни- зация в индустриализирующихся странах спо- собна увеличить как ВВП на душу населения (за счет быстрого роста экономики), так и уровень образования (крестьянское население надо об- учать, чтобы они смогли работать на заводах), и среднюю продолжительность предстоящей жиз- ни (за счет улучшения здравоохранения).
Такая же чисто технологическая модер- низация в постиндустриальной стране может оказать положительное воздействие на рост ВВП, но отрицательное – на уровень образо- вания и продолжительность жизни. Ведь если такая модернизация не сопровождается изме- нениями экономических и политических инсти- тутов, улучшающими защиту всего комплекса прав граждан, то возросший ВВП может присва- иваться небольшой частью собственников, в то время как для основной массы населения мо- жет происходить ухудшение условий их жизни, снижение стимулов к продолжительному обра- зованию, ограничение доступности услуг здра- воохранения, а в силу расширения представле- ний о бесперспективности ожиданий улучшений – распространение саморазрушительных прак- тик, таких как наркомания и алкоголизм.
Другими словами, ставить знак равен- ства между модернизацией и ростом ИРЧП нельзя: весь вопрос в том, о какой модерниза- ции, на каком историческом отрезке развития страны идет речь.
Отсюда вытекают и простые и естествен- ные рекомендации для руководителей всех уровней государственной власти: при разработ- ке и осуществлении программ, стратегий и про- ектов модернизации необходимо внимательно анализировать их влияние на ожидаемую дина- мику компонентов ИРЧП.
Ведь, как писал в свое время А. Возне- сенский: «Все прогрессы реакционны, если рушит- ся человек».
24
Экономика и экономическая политика на этапе выхода из кризиса
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconДоклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 Модернизация и развитие человеческого потенциала факты и цифры
Введение: модернизация в российском контексте Четыре "И" институты, инфраструктура, инвестиции и инновации как "формула российской...
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconДоклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2010
Цели развития тысячелетия в России: взгляд в будущее Представительство Программы развития ООН в Российской Федерации
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconДоклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2010
Цели развития тысячелетия в России: взгляд в будущее Представительство Программы развития ООН в Российской Федерации
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconДоклад о развитии человеческого потенциала в Пермском крае / Редактор С. Н. Бо- былев, соредакторы Н. В. Зубаревич, П. И. Блусь, В. Г. Былинкина. Пермь: нп «Про- фессиональный интерес»
В оформлении Доклада использованы предметы пермского звериного стиля из фондов Пермского краевого музея и Чер- дынского краеведческого...
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconУказ президента российской федерации
Учитывая большую значимость для развития экономики Российской Федерации и ее регионов научно-технического потенциала, накопленного...
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconУголовный кодекс российской федерации
ФЗ, от 07. 03. 2011 n 26-фз, от 06. 04. 2011 n 66-фз, от 04. 05. 2011 n 97-фз, от 11. 07. 2011 n 200-фз, от 20. 07. 2011 n 250-фз,...
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconО внесении изменений
Российской Федерации 2 августа 2010 г., регистрационный n 18023) с изменениями, внесенными приказом Министерства финансов Российской...
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconПриказ №2011 Москва
Правительства Российской Федерации от 20 июля 2011 г. №590, пунктом 7 Положения о едином государственном реестре объектов культурного...
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconЗакон города москвы
Целью настоящего Закона является обеспечение и защита прав граждан в сфере малого предпринимательства на инициативное использование...
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2011 iconМинистерство регионального развития российской федерации сводправил сп 24. 13330. 2011
Цели и принципы стандартизации в Российской Федерации установлены Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. №184-фз «О техническом...
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница