По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М




НазваниеПо изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М
страница1/60
Дата конвертации17.07.2013
Размер0.81 Mb.
ТипТексты
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60
По изданию СОЧИНЕНИЯ ДЕРЖАВИНА С ОБЪЯСНИТЕЛЬНЫМИ ПРИМЕЧАНИЯМИ Я. ГРОТА. ИЗДАНИЕ ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. СОЧИНЕНИЯ. Издательство М.,"Правда", 1985 --------------------------------------------------------------------- ЗАПИСКИ ДЕРЖАВИНА
(1743-1812).
ОТ ИЗДАТЕЛЯ.
Первое начало своей автобиографии Державин положил в 1805 году по вызову Евгения Болховитинова. Собирая материалы для словаря писателей, Евгений, в то время епископ старорусский и викарий новгородский, обратился к поэту с просьбой доставить ему сведения о своей жизни. Вследствие того Державин написал для него: 1) очерк своей биографии, 2) ряд пояснительных заметок о своих стихотворениях и о случаях, подавших к ним повод. Воспользовавшись этими двумя записками, особливо первою, Евгений позволил впоследствии снять с них копию Остолопову, который служил в Вологде в то время, когда ученый автор словаря писателей занимал там архиерейскую кафедру (1808-1816). Эти-то заметки, но с переделками и пропусками, были изданы Остолоповым, по смерти поэта, под заглавием: "Ключ к сочинениям Державина" [1 - В 1821 году часть Ключа была напечатана сперва в Журнале Департамента народного просвещения, а потом в Сыне Отечества; в 1822 Ключ издан отдельно.]. Не оговорив с полной ясностью происхождения этой книжки, Остолопов долгое время считался более нежели простым издателем ее. В предисловии, подписанном его именем, сказано: "Имев счастье пользоваться благосклонностью Гавриила Романовича, я успел под его руководством собрать самые достоверные объяснения на большую и лучшую часть его сочинений ... а дабы сделать издание мое полнее и занимательнее, присовокупляю и краткое описание жизни Державина, составленное из собственных его записок". Только года три тому назад мы узнали истину из переписки Болховитинова с графом Хвостовым [2 - См. Сборник Отделения русск. яз. и слов., т. V, вып. 1, стр. 144, 199 и 215.]. Дело стало еще яснее, когда мы вскоре после того получили от г. Ивановского тетрадь, писанную рукой Анастасевича и содержащую в себе полный текст обеих записок, составленных Державиным для Евгения. Анастасевич не только списал подлинную тетрадь с дипломатическою точностью, так что у него означены даже зачеркнутые слова и все приписки над строками, но сообщил в особых заметках и разные относящиеся к делу обстоятельства. Так из этих заметок видно между прочим, что о списке, сделанном Остолоповым, Анастасевичу говорил сам Евгений, "не одобряя такого изуродованного издания", каким оказался Ключ. Еще гораздо прежде появления его в печати, именно в 1816 году, Евгений, управляя Псковской епархией, сообщил тетрадь Державина Анастасевичу, который и списал ее с намерением напечатать в "Трудах" Казанского общества любителей словесности, но не решился, "рассудив, что многое еще рано издавать в свет". Это последнее соображение, вообще руководившее и тогдашнею цензурою, служит отчасти извинением Остолопову в искажении первоначальной редакции Ключа. Куда девалась подлинная тетрадь, принадлежавшая Евгению, нам неизвестно.
Мы не знаем также, были ли в руках Державина эти первоначальные автобиографические и пояснительные его заметки, когда он в 1809 и 1810 годах диктовал своей племяннице Львовой те более обширные Объяснения на свои сочинения, которые напечатаны в конце ІІІ-го тома нашего издания. Встречающееся местами разногласие между тем и другим комментарием (наприм. в означении времени, когда записаны некоторые стихотворения) заставляют скорее предполагать, что он первого труда не имел перед глазами при вторичной работе. Да вряд ли у него и остался отпуск рукописи, переданной Евгению; судя по многочисленным помаркам и поправкам, на которые указывает в ней Анастасевич, мы с полным основанием можем догадываться, что эта тетрадь, хотя и писанная чужим почерком, но беспрестанно носившая следы руки Державина, была единственною, и произошла так же, как Объяснения, т. е. что он диктовал ее; своеручные поправки были сделаны потом, при просмотре текста для передачи Евгению.
Вскоре после того, как под диктовку поэта написаны были его Объяснения, он занялся и своими Записками. Мысль предпринять этот труд окончательно развилась у него, как кажется, вследствие его отставки в 1803 году: ему хотелось оправдаться перед потомством в невзгодах, которых он считал себя жертвою. Как видно из последней фразы Записок, конец их относится к 1812 году; писались они в продолжение всего этого года, может быть отчасти также в 1811 и 1813 годах. Основная идея их обнаруживается уже из данного им заглавия: Записки из известных всем происшествиев и подлинных дел, заключающие в себе жизнь Гаврилы Романовича Державина. Как Объяснения касались собственно его литературных трудов, так Записки должны были раскрыть другую сторону его деятельности, службу его на разных поприщах. При всем различии цели и плана тех и других, в содержании однако ж не везде господствует строгое разграничение: и тут и там рассказываются нередко, с небольшими изменениями в подробностях, одни и те же обстоятельства.
Записки сохранились единственно в черновой рукописи, которая, за исключением немногих страниц, писана рукой самого Державина на толстой синей бумаге и составляет книгу в 564 страницы листового формата. По смерти вдовы поэта, в 1842 году, эта рукопись досталась душеприкащику покойной, попечителю С-петербургского учебного округа, известному археологу Константину Матвеевичу Бороздину, а от него перешла по наследству к его дочери, Елене Константиновне, ныне Корсаковой (Ср. Предисловие к тому I нашего издания, стр. XI). Долго Записки эти оставались под спудом: почти никто и не знал о существовании их; когда, вскоре после смерти поэта, в печати стали иногда заявлять о "записках" Державина, то под этим названием разумели собственно его Объяснения, более даже первоначальные (Ключ), как напр. Каразин в своей статье об оде Бог [3 - Соревнователь 1820, ч. IX, стр. 212. Каразину сообщал упомянутую выше тетрадь списавший ее Анастасевич.]. Настоящие Записки хранились как тайна. Наконец в 1858 году редакция московского журнала Русской Беседы приобрела право напечатать их, и они явились сперва в этом журнале (1859, кн. I -V), а потом, в 1860 году, и отдельными оттисками того же набора. К ним присоединены тут (впрочем только в первой половине их) весьма обстоятельные во многих случаях примечания и пояснения П. И. Бартенева.
В тогдашней литературе нашей господствовало возникшее незадолго перед тем обличительное направление. Естественно, что Записки Державина, по своей безрасчетной откровенности, подали против автора оружие критикам, которые не затруднились к деятелю другой эпохи применить новые, хотя еще и не совсем ясно сознанные, идеалы гражданской доблести и либерализма. Тем не менее однако ж интерес этих Записок, обилие представляемых ими новых и важных сведений не могли не быть тогда же оценены всяким беспристрастным читателем. О значении их, как исторического источника, убедительно свидетельствуют между прочим те многочисленные выписки из них и ссылки, которые рассеяны в изданиях последнего десятилетия.
На Записки Державина нельзя смотреть как на строго обдуманное и отделанное литературное сочинение: это не более как наскоро набросанные вчерне воспоминания, в которых автор, предположив себе касаться только службы своей, "беспрестанно делает отступления, проговаривается и сообщает разного рода живые и занимательные подробности". Г. Бартенев, которому принадлежит этот отзыв, указывает далее на некоторую неточность и сбивчивость изложения в Записках, и справедливо заключает, что они писаны без предварительных отметок, на память. Действительно, только те страницы, которые относятся к эпохе пугачевщины, возникли в первоначальном виде вскоре после событий, чуть ли не на самых местах, куда послан был Державин, и пересмотрены впоследствии, при включении их в состав общих Записок о его службе. Что касается до всего остального, то хотя он, как мы видели, и составил ранее очерк своей биографии, а отдельные эпизоды ее описал сверх того в Объяснениях; однако ж, по некоторым частным несходствам в передаче тех же обстоятельств, становится ясным, что он при редакции Записок не справлялся с прежними своими сообщениями. Вообще Записки составлялись без всякой подготовки: "иногда Державин повторяет уже сказанное, говорит о себе то в третьем, то в первом лице, ошибается в годах, не доканчивает речи и проч. Кажется, он даже не выправил Записок: хотя в рукописи довольно помарок, но слог крайне небрежен". Так замечает г. Бартенев. С своей стороны прибавим, что если б Державин прожил еще несколько лет, то по всей вероятности он бы возвратился к своим Запискам и придал им более совершенный вид, но крайней мере насколько это было совместно с его недостаточным литературным образованием и особенностями его необработанной, неправильной прозы. Нельзя впрочем не заметить, что как скоро рассказ его, под влиянием самого предмета, оживляется, то у него бессознательно срываются с пера целые страницы более стройной речи, запечатленной оригинальною простотой и характером чисто русского языка, близкого к народному.
Перепечатывая здесь Записки Державина, мы тщательно сверили каждое слово текста Русской Беседы с подлинною рукописью, принадлежащею ныне Императорской Публичной библиотеке, и таким образом нам удалось устранить некоторые неисправности, которые в первом издании были неизбежны при трудности разбирать, местами, скоропись поэта; более важные из таких поправок указаны нами.
Что касается до примечаний, сопровождавших там текст Державина, то так как многие обстоятельства жизни его и лица, с которыми он находился в сношениях, уже подавали нам повод к пояснениям в предыдущих томах, о других же предметах еще будет речь в приготовляемой нами биографии его, то большое число примечаний Русской Беседы оказалось в настоящем издании излишним. Те из них, которые мы с позволения П. И. Бартенева сохраняем, отмечаются у нас начальными буквами его имени. Дополняя эти примечания своими собственными, мы между прочим указываем на параллельные места Объяснений и сверх того приводим отрывки из первоначальных автобиографических и пояснительных заметок, составленных Державиным для Евгения, которые обозначаем словами: Тетр. 1805 года. Наконец, чтобы читатель сочинений Державина мог без труда отыскивать в Записках места, на которые мы прежде ссылались по московскому их изданию, отмечаем на полях соответствующие страницы его.
Обилие скопившихся у нас материалов дало нам возможность, во-первых, почти каждое автобиографическое показание Державина поверить по современным подлинным свидетельствам, между которыми важнейшее место занимает уже напечатанная нами обширная переписка его; во-вторых, дополнить его Записки многими документами, отчасти в них же упомянутыми, но до сих пор еще не напечатанными. Вот почему в примечаниях своих мы часто ссылаемся на переписку поэта, а вслед за Записками поместим несколько, либо вовсе неизвестных, либо не вполне известных сочинений Державина, относящихся также к его служебной деятельности.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60

Похожие:

По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconБрэдбери Р. Сочинения, в 2 тт
Нора Галь, наследники перевод Текст выверен по изданию: Брэдбери Р. Сочинения, в 2 тт. М.: Терра, 1997. т
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconХудожественной литературы
Тексты рассказов "Степная дорога днем", "Расправа", "Газета в селе" печатаются по изданию: А. И. Левитов, Сочинения в одном томе,...
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconФ. Ницше Сумерки идолов, или как философствуют молотом
Произведение публикуется по изданию: Фридрих Ницше, сочинения в 2-х томах, том 2, издательство «Мысль», Москва 1990
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconФридрих Ницше
Произведение публикуется по изданию: Фридрих Ницше, сочинения в 2-х томах, том 2, издательство, Москва 1990
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconЛекции по истории философии. Кн спб.: Наука, 1993. 350с. С. 5-61. (Нумерация в начале страницы). (Публикуется по изданию: Гегель. Сочинения. Т. IX. Партийное издательство, 1932)
Охватывает приблизительно тысячелетие, конец которого совпадает с переселением народов и падением Римской империи
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconЛекции по истории философии. Кн спб.: Наука, 1994. 423с. С. 5-423. (Нумерация в начале страницы). (Публикуется по изданию: Гегель. Сочинения. Т. X. Партийное издательство, 1932)
...
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconПредисловие к первому изданию
К тому же внутри сочинения при внимательном отношении к определениям он не может вызвать никаких недоразумений
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconГаврила Романович Державин
Объяснения на сочинения Державина относительно темных мест, в них находящихся, собственных имен, иносказаний и двусмысленных речений,...
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconСочинения А. Ф. Писемского, т. I и II. Сочинения И. С. Тургенева
Дмитрий Иванович Писарев. Писемский, Тургенев и Гончаров Сочинения в четырех томах. Том Статьи и рецензии 1859-1862
По изданию сочинения державина с объяснительными примечаниями я. Грота. Издание императорской академии наук. Санктпетербург, 1871. с использованием фрагментов по изданию: Г. Р. Державин. Сочинения. Издательство М iconВ. Г. Белинский Сочинения Державина

Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница