Приключение что надо! Дональд Уэстлейк




НазваниеПриключение что надо! Дональд Уэстлейк
страница4/20
Дата конвертации22.07.2013
Размер334.47 Kb.
ТипТексты
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

ПРОПАВШЕЕ ОЗЕРО

Когда шофер завернул на кладбище, Валери, естественно, подумала, что он ошибся.
- Но мне нужно в Бельмопан, - сказала она.
- Да, да, это дорога туда, - отвечал таксист.
Как в фильме ужасов, подумала Валери, оглядываясь по сторонам. Хотя и не очень похоже, впрочем. Солнце светит слишком ярко, небо слишком просторное и прекрасное, а само кладбище имеет слишком пестрый и веселый вид. А воздух, врывающийся в открытые окна (похоже, все таксисты Белиза ждут запчасти для кондиционеров), слишком мягок и свеж, слишком полон сладких ароматов жизни.
Валери пока мало что видела на своем веку. Поиск городищ майя, помимо всего прочего, означал для нее еще и возможность попутешествовать, выбраться в "поле", как говорили ее коллеги, выбраться в мир! Пора ей с ним познакомиться. Археология манила ее, и не только поездками в дальние края. Это были путешествия в прошлое, далекое и недостижимое, к другим городам, людям и цивилизациям, совсем непохожим на то, что она видела дома, в Южном Иллинойсе.
Они проехали кладбище, и Белиз-Сити остался позади. Западное шоссе было обычной двухполосной ухабистой дорогой. Чтобы попасть в новую столицу, Бельмопан, предстояло проехать по ней пятьдесят две мили, все время поднимаясь в гору. В нескольких милях от побережья пышная зелень уступила место жестким кустарникам и поросшим сорняками полям, перемежавшимся с возделанными участками. Здешние, обычно многолюдные семьи ютились в маленьких некрашеных хибарах.
Транспорта почти не было, иногда проезжал громоздкий грузовик с мексиканскими номерами или грузовичок фермера, в кузове которого стояли полуобнаженные мужчины. Они махали Валери руками и делали другие выразительные жесты. Время от времени проносились сверкающие американские лимузины с белизскими номерами и поднятыми стеклами. Правительственные чиновники ехали из столицы страны в ее единственный крупный город, поскольку столицу нельзя было назвать городом, в чем Валери убедилась спустя полтора часа. Построенный в шестидесятые годы, когда ураган уничтожил большую часть старой столицы, Бельмопан пока не обрел своего лица, что бывает всегда, если город строится по чиновному приказу. Дома красивые, но что-то все равно не так.
Таксист понятия не имел, где искать контору Инносента Сент-Майкла.
- Может, там, - сказал он, вяло махнув рукой то ли в сторону здания, похожего на тюрьму, то ли в направлении громадного дота времен второй мировой войны.
Валери вошла в "тюрьму". Тут была масса народу: кто-то печатал, кто-то болтал, кто-то читал, а кто-то задумчиво жевал. Кабинетики выходили в длинный коридор. Женщина, зашивавшая мелкими стежками белую мальчишескую рубаху, прикрыв ею пишущую машинку, сказала:
- О, мистер Сент-Майкл? Это наверху. Бюро распределения земли.
Наверху Валери направили в кабинет, где ее встретил молодой стройный негр.
- Мисс Грин? У вас встреча с заместителем директора?
- Да.

- Боюсь, вы прибыли раньше времени, - сказал он, взглянув на свои кварцевые часы и выставляя их напоказ чуть более назойливо, чем надо.
- Вообще-то я на три минуты опоздала, - ответила Валери, сверившись с тяжелыми белыми часами на стене.
- Э... да... - пробормотал молодой человек с мимолетной улыбкой, - но заместитель директора еще не приехал. Я, так сказать, заместитель заместителя. Его старший секретарь. Меня зовут Вернон. Могу ли я вам помочь?
- Я хотела поговорить о кое-каких исследованиях, - ответила Валери, гадая, что такое Вернон - имя или фамилия.
- Да, да, храмы, майя. Я, помнится, отвечал на одно из ваших писем. Занятные штуки эти компьютеры. Я и сам очень увлекаюсь ими.
- Я в основном занимаюсь храмами майя, - сказала Валери.
- Да. Если вы скажете, какой район вас интересует, я достану карты, отчеты и все остальное и подготовлю бумаги к приезду заместителя директора.
- Прекрасно. - Валери открыла чемоданчик и вытащила свои карты, большую и маленькую. - Вот! - Она прикрыла большим пальцем точку, где предположительно находился храм, и пустилась в объяснения. Вернон молча кивал.
- Понимаю, - сказал он наконец, поджал губы и покачал головой. - Однако, боюсь, ничего не выйдет.
- Но вот же он, храм! - Валери снова ткнула пальцем в карту.
- Я прекрасно понимаю ход ваших мыслей. Но это невозможно. Там вы никаких храмов не найдете.
- А я уверена, что найду! - Валери напустила на себя официозный вид. Чего он крутит? Она слышала, что в третьем мире надо часто давать взятки, чтобы добиться содействия чиновников. Может, этот Вернон тоже хочет денег? Валери вполне понимала его и ничего не имела против, но ей еще ни разу не доводилось кого-то подмазывать, и она чувствовала себя слишком неловко, чтобы предпринимать такую попытку сейчас. - Я убеждена, что храм здесь!
Валери надеялась, что мистер Сент-Майкл будет выше таких мелочей, как денежные подачки, и поэтому твердо стояла на своем.
- Очень жаль, мисс Грин, но этого не может быть, - сказал Вернон. Он подошел к большой карте на стене. - Взгляните сюда.
Валери неохотно присоединилась к нему и стала следить за его тонким пальцем.
- Вот ваш участок. Как видите, он с трех сторон окружен возвышенностью.
- Да, тут горы. У самых их подножий и находится поселение.
- Простите, но это не так, - он взглянул на нее и моргнул, как сова. Нет, такой серьезный человек вряд ли будет охотиться за взятками. - На этой карте показано не все. Здесь не отмечен сдвиг земной коры вот в этом месте, прямо под вашим участком, и восточнее. Из-за него образовались вот эти две речки и вот эта, третья. Вода, накапливающаяся в горах, стекает прямо на этот участок. Здесь находится нечто вроде бутылочного горла, из которого хлещет вода.
- Не понимаю, о чем вы, - призналась Валери. Теперь она была убеждена, что имеет дело с серьезным специалистом.
- А вот о чем. В сезон дождей, в течение шести влажных месяцев, здесь обыкновенное болото, совершенно непролазная трясина. И с этим ничего не поделаешь. - Он хихикнул и повел пальцем к западу от отмеченной Валери точки. - Разумеется, можно построить дамбу между вот этими горами. Она обойдется в миллиард долларов и, вероятно, немного поправит дело. Но все равно вы не сможете бороться с просачиванием, поскольку с остальных гор тоже стекает вода. Вы понимаете, в чем вся загвоздка? В течение полугода тут болото и ничего, кроме болота.
- Но майя были мастерами по осушению болот, - возразила Валери. - На побережье есть следы земледелия на месте бывших болот. Сейчас там опять топи, но две тысячи лет назад...
- Майя никогда не пытались перебросить водосток с одиннадцати горных вершин, - сухо сказал Вернон. - Но пусть даже так, остается еще разлом. Не будь его, участок был бы идеальный. Возможно, на нем расположилось бы единственное в Белизе озеро, но при нынешнем положении вода не может удержаться в этой местности. Она стекает в эти вот три реки. Поэтому в сухой сезон болото превращается едва ли не в пустыню. Озера нет, воды нет, а значит, нет ни растительности, ни какой-либо жизни. - Щелкнув по карте твердым ногтем, он проговорил: - Нет, мисс Грин. Очень жаль, но это - единственное в Белизе место, где никогда не жили даже майя.
Валери невольно прониклась верой в его слова, но результаты компьютерного анализа помогли ей удержаться на плаву, равно как и доверие двух нью-йоркских фондов. Поэтому она сказала:
- Извините, но мне бы хотелось своими глазами взглянуть, на это место.
- Разумеется, это ваше право. - Вернон улыбнулся. - Если вы отправитесь туда прямо сегодня, вам там понравится. Сезон дождей кончился несколько недель назад, и вода еще сохранилась, растительность не успела завянуть, а земля уже сухая.
- Я хотела бы взглянуть, - твердо сказала Валери, услышав, как за ее спиной открывается дверь. - И чем скорее, тем лучше.
- А вот и заместитель директора, - просияв, объявил Вернон.
Человек, которого увидела Валери, был на пару дюймов ниже ее. Толстяк. За пятьдесят. Жесткие курчавые черные волосы, кожа цвета сливочного шоколада, радостный блеск в глазах, сверкающие зубы. Чувствуется хозяйская уверенность в себе.
Он протянул ладонь с толстыми пальцами. Вернон взял на себя церемонию знакомства.
- Заместитель директора Сент-Майкл. Это мисс Валери Грин, археолог из США.
- Очень рад. - Сент-Майкл взял руку Валери в свои и коротко пожал. У него были теплые приятные ладони.
- Вы помните переписку, касающуюся неоткрытых руин майя, которые можно обнаружить с помощью компьютеров Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе? - проговорил Вернон.
- Да, конечно. - Сент-Майкл улыбнулся Валери так, будто сам создал ее минуту назад. - Мисс Грин... Да, разумеется. Как жизнь в Лос-Анджелесе?
- Я приехала из Нью-Йорка.

- О, Нью-Йорк! Люблю этот городок. Сейчас там холодновато. Но в нью-йоркский ресторан я готов пойти в любую погоду, даже в январе. Вернон вам помог?
- Очень. Хоть и пытался обескуражить меня.
- О, надеюсь, что нет. - Сент-Майкл повернулся к Вернону, грозя ему пальцем. - Никогда не следует обескураживать наших друзей с севера.
- Не думаю, что мисс Грин можно обескуражить. Она показала мне, где рассчитывает найти храм, а я предупредил ее о трудностях.
- Трудности?

- Вы знаете этот участок, сэр, - Вернон указал на карту, - и сразу увидите все трудности.
- Я? - Сент-Майкл подошел к карте и несколько секунд посовещался с Верноном, потом постучал по карте пальцем. - Здесь?
- Да, именно здесь, сэр.

- Понятно. - Сент-Майкл вдруг впал в глубокую задумчивость. Валери шагнула вперед.
- Я объяснил ей, что тут сдвиг земной коры и вода...
- Да, да, Вернон, - оборвал его Сент-Майкл, по-прежнему задумчиво глядя на карту. Но вот веселость вернулась к нему, и он улыбнулся своему секретарю. - Однако у майя были свои головы на плечах, правда? Откуда нам знать, что они делали?
- Они покидали свои города и уходили в джунгли без всяких видимых причин. Разве не так, мисс Грин?
- В этом и заключается великая неразгаданная тайна цивилизации майя, - согласилась Валери.
- Вот именно. Не болезни, не война и не голод гнали их, - сказал Сент-Майкл Вернону. - Это были здоровые цивилизованные люди, они прекрасно жили здесь. А потом вдруг сорвались с места и двинулись в джунгли. И большинство из них не вернулось оттуда даже спустя тысячу лет. Они просто ушли из своих городов, и все.
- Хотя и не все сразу, - подчеркнула Валери. - В разных местах исход случился в разное время и продолжался более ста лет. Но в конце концов они повернулись спиной к собственной цивилизации.
- Вот видите? - Сент-Майкл торжествующе взмахнул руками, улыбаясь своему помощнику. - Если эти люди без всяких причин покидали города, кто скажет, где именно они могли строить новые?
Вернона эта логика явно не убедила, но помощник знает, когда надо отступить, оставив поле боя за начальником.
- Возможно, вы правы, сэр, - с неохотой сказал он.
- Или не прав, - весело ответил Сент-Майкл. - Надеюсь, мисс Грин вскоре рассудит нас.
Он вновь взглянул на карту, улыбаясь каким-то своим мыслям, потом повернулся к Валери.
- Я немного знаю этот участок. Мне знаком его владелец.
- Правда?

- Он ваш соотечественник. Его зовут Кэрби Гэлуэй.
Это имя тогда ничего не сказало Валери.
- Он не будет возражать против моего приезда?
- С чего бы ему возражать? Я думаю, мисс Грин, - сказал он, отходя наконец от карты и приблизившись к Валери. - Я думаю... - Сент-Майкл метнул быстрый взгляд на грудь девушки, потом посмотрел ей в глаза, - что мы могли бы помочь друг другу.
"Почему я нервничаю в его присутствии?" - подумала Валери.
- Разумеется, если это в моих силах, - сказала она.
- Меня какое-то время занимал вопрос о том, что Кэрби Гэлуэй собирается делать со своей землей. Неудивительно, если учесть мое положение.
- Д-да...

- Однако опять же в силу положения я не могу спросить его об этом напрямик. Возможно, его встревожит вмешательство правительства, он испугается бюрократической волокиты и тому подобного. А я не хочу без нужды докучать людям. Я хочу, чтобы землепользование в стране развивалось. Этого хочет мое министерство. Мною движет простое любопытство. Вы понимаете меня?
- Думаю, да, - ответила Валери.
- Вы могли бы съездить туда. Вы не связаны ни с каким учреждением, вас интересуют только руины майя. А вернувшись, вы можете рассказать мне, что еще вы там видели.
- Вы имеете в виду... марихуану? - спросила Валери, которая всегда читала газеты.
Сент-Майкл, похоже, опешил, но потом развеселился.
- О, мисс Грин, вовсе нет! Нет! Там для этого нет условий!
- Как я и говорил, - вполголоса вставил Вернон.
- Позвольте объяснить, что я имею в виду. - Сент-Майкл легонько коснулся ее плеча. - Ничего незаконного, ничего такого, мисс Грин... Валери, если не ошибаюсь?
- Да.

- Могу я называть вас Валери? А вы зовите меня Инносентом.
Валери уставилась на него, утратив дар речи.
- Тут, в Бельмопане, - продолжал Сент-Майкл, нежно сжимая ее плечо, - есть всего один ресторан, зато превосходный. Не по нью-йоркским стандартам, конечно, но очень милый. Позвольте мне пригласить вас туда на ленч. Там я и объясню, чем вы можете мне помочь.
Вернон на заднем плане принял вид человека, знающего, в чем дело. Валери на переднем плане вконец смутилась.
- Большое спасибо, - услышала она собственный голос. - Это было бы здорово.
"...ВЕЧНО ЖИТЬ ХОТЯТ"

Сверху Кэрби хорошо видел следы, оставленные вчера колесами. Скоро шасси его самолета прочертит еще пару таких же линий. Кэрби разозлился: ведь к завтрашнему дню эти следы надо как-то убрать. Он пролетел над холмом (с воздуха храм был совсем не виден) и над индейской деревушкой, прилепившейся в расселине. Так он сообщал своим парням, что хочет их видеть. Голозадая детвора, игравшая среди бурых приземистых хижин, замахала руками, заметив самолет. Кэрби в ответ помахал крыльями, потом вернулся на поле и приземлился.
Он уже добрался до того места, где Уитчер и Фелдспэн нашли стелу с ягуаром, и тут над его головой из-за верхушки холма появилась горстка мужчин. Все они были плотные, приземистые и коренастые. На ногах - веревочные мокасины или вовсе ничего. Выше - рабочие штаны, еще выше - домотканые рубахи, а уж совсем высоко - плоские, грубоватые, загадочные физиономии индейцев-майя. У четверых на боку болтались мачете. Все молча ждали, когда Кэрби вскарабкается на вершину.
- Привет, Томми, - сказал Кэрби, присоединившись к ним. - Привет, парни. Дайте-ка я отдышусь.
Томми, облаченный в рубаху из зеленых лоскутьев разных оттенков, спросил:
- Что-нибудь не так, Кимосабе?

- Ничего страшного, - ответил Кэрби и добавил: - Для таких-то парней.
- Это он про нас, - сказал Луз (красная драная рубаха). Кэрби улыбнулся и оглядел свою мышеловку. Мир уже проторил дорожку к дверям его дома. К дверям его храма.
Именно тут он два года назад встретился с Томми и остальными. Именно здесь зародилась их удивительная дружба. Разумеется, верхушка холма тогда не была расчищена и никакого храма тут не было.
Отдуваясь, Кэрби стоял на верхушке холма и с омерзением разглядывал свой участок.
- Инносент Сент-Майкл, - пробормотал он, думая о несбывшихся надеждах. Никогда еще Кэрби не испытывал такого унижения. За полтора месяца участок претерпел разительные перемены, будто выставленный на солнце вампир. Сочное пастбище внизу превратилось в растрескавшийся лунный фунт. Солнце испепелило траву, и пепел унесло ветром. Склоны холмов выглядели еще более ужасно, превратившись в пейзажи Иеронима Босха. На кривых деревьях появились кожистые листья с острыми краями, желтая жесткая осока покрывала пригорки. По скалам и валунам сновали отвратные создания с раздвоенными языками; птицы презрительно кричали, пролетая на запад, к синим цепям гор Майя с их тучным черноземом и обильной зеленью.
- Чтоб вам сдохнуть! - крикнул Кэрби пернатым насмешницам. Птицы пролетели, их смех замер вдали, и в тишине Кэрби показалось, что он слышит, как сохнет земля, покрываясь новыми трещинами. Ему хотелось провалиться сквозь эту землю.
Но тут он заметил движение на противоположном склоне. Человек шесть индейцев медленно приближались к нему, поднимая ногами облачка пыли. Вот и прекрасно, подумал Кэрби, сейчас меня еще и прихлопнут за часы.
Он снял их и сунул в карман. Жаль, туда не втиснешь и башмаки. И сам не втиснешься. Может, предложить им сделку: они его отпускают, а он привозит им Инносента Сент-Майкла? Так они на всю жизнь обеспечили бы себя свиным салом.
Это были грубые на вид парни с полуприкрытыми глазами и сверкающими мачете. Они поднялись на верхушку холма, остановились напротив Кэрби и стали рассматривать его. Один из них произнес:
- Привет.

- Привет, - отозвался Кэрби.

- Славный денек.

- Если ты так считаешь...

- Сигаретку, а?

- Нет, спасибо.

- Да нет, это ты мне дай.

- О, извини. Не курю.

Казалось, индейцу вдруг стало тошно. Повернувшись, он заговорил со своими на незнакомом языке, и, похоже, всем им тоже стало тошно. Говоривший покачал головой и заявил:
- Уж чего-чего, а пару сигарет с янки всегда можно было стрясти. А теперь вы, кажись, все поголовно бросаете курить.
- Они небось вечно жить хотят, - рассудил другой индеец. Что это, скрытая угроза?
- У меня в самолете есть немного зелья, если хотите, - сказал Кэрби.
- И ты еще спрашиваешь! - Индеец перевел слова Кэрби остальным, и те заулыбались, но продолжали неподвижно стоять на месте. Это было странное зрелище: все равно как если бы улыбались деревья.
- А у нас в деревне найдется самогончик, - объявил переводчик. - Можно неплохо погудеть.
- Где же эта деревня? - спросил Кэрби, подумав, что можно было бы по суду требовать хотя бы выплаты ренты, если индейцы живут на его земле.
- Да там, - переводчик небрежно махнул мачете.
- А сколько у тебя навоза? - поинтересовался тот индеец, который, как показалось Кэрби, угрожал ему.
- Деревня большая? - осведомился Кэрби.
- Одиннадцать дворов, - серьезно ответил первый индеец, как будто Кэрби явился делать перепись населения.
- Тогда навоза хватит.

Индеец улыбнулся, показывая квадратики зубов.
- Меня зовут Томми Уотсон, - сказал он и протянул руку. Ту, что без мачете.
- Кэрби Гэлуэй.

- А это мой двоюродный брат Луз Коко. - Томми кивнул на второго индейца.
- Как поживаешь? - спросил Кэрби.
- Неплохо, - сказал Луз Коко.

Все спустились с холма, и Кэрби достал из кабины самолета два капроновых пакета.
- Бумаги на всех не хватит, - предупредил он.
- Ничего, возьмем у миссионера туалетную.
Индеец обратился к своим соплеменникам, и начались препирательства. Кэрби ждал, привалившись к самолету.
В языке кекчи много цокающих и утробных звуков, поэтому на слух он довольно груб, особенно когда индейцы спорят, кому из них отправляться в миссию за туалетной бумагой. Наконец двое признали поражение и, грустно оглядываясь, отправились вниз по склону. Кэрби присоединился к остальным. Они пошли через палимый солнцем холм, поднялись на следующий до середины склона и углубились в яркую зеленую рощицу, где по берегам быстрого прохладного ручейка стояли одиннадцать бревенчатых хижин.
- У вас даже вода есть, - сказал Кэрби. Они были уже далеко от его участка.
Томми удивленно взглянул на него.
- Так вот почему ты тут околачиваешься! Ты купил это болото?
- Ты хочешь сказать, пустыню.

- Ты еще не видел, что там в сезон дождей.
- Проклятье! Зараза! - воскликнул Кэрби.
Но у него не было времени жаловаться на судьбу: предстояло знакомство со всеми обитателями деревни. Их было меньше сотни, и никто не говорил по-английски, разве что несколько слов. Самогон хранился в разнообразных бутылях и кувшинах, а по вкусу напоминал нечто среднее между пивом и пятновыводителем. Деревня, как сообщил Томми, называлась Южная Абилена. Возможно, это соответствовало действительности. Обитатели в большинстве своем были робкого десятка, но приняли Кэрби достойно. Они даже развеселились, когда двое из соплеменников вернулись из миссии с рулонами туалетной бумаги и брошюрами, толкующими, что такое Святая Троица.
Жители деревни были потомками строителей храмов. По сравнению с той славной эпохой их связи с миром стали слабее. Теперь они возделывали землю и слонялись по джунглям, почти не соприкасаясь с веком нынешним. Такие маленькие деревушки были щедро разбросаны по центральноамериканским джунглям и равнинам, и их обитатели жили по старинке, практически не имея связи с бурлящей вокруг технологической цивилизацией. Они бросили воевать и возводить храмы, почти перестали на что-либо надеяться. Они просто старались выжить.
В Южной Абилене только двое бегло говорили по-английски, Томми и Луз. Как понял Кэрби, они были самыми большими знатоками цивилизованного мира и столь разительно отличались от своих собратьев, что Кэрби захотелось послушать историю их жизни. Однако они сперва потребовали, чтобы он рассказал им, как его угораздило купить тут землю.
- Участок мне с первого взгляда понравился, - сказал им Кэрби. - Сент-Майкл представлял владельца, какого-то крупного аристократа из Мексики. Из-за налогов тот не хотел брать закладную, а я был в состоянии уплатить наличными.
- Это такой самодовольный толстяк? - спросил Томми.
- Да, Инносент Сент-Майкл.

- Это была его собственная земля. Он много лет искал дурака, чтобы продать ее.
- Спасибо на добром слове, Томми.
- Стало быть, ты богач? - спросил Луз. - Ты можешь позволить себе ошибиться?
- Богатые люди не рискуют своими задницами и двадцатью годами тюряги, они не возят в Штаты зелье, - ответил Кэрби. - Этим я и заработал на землю. О, господи! - воскликнул он, вспомнив еще что-то.
- Что такое?

- Остаток денег я отдал за коров одному парню в Техасе.
Луз расхохотался. Томми попытался принять сочувствующий вид. Кэрби попыхтел трубкой с зельем и вдруг тоже засмеялся.
- В конце концов, я не такой умник, как мне казалось, - сказал он.
- А кто умник-то? - отвечал на это Томми. - Но все равно в жизни есть свои радости.
И они вволю вкусили от радостей жизни. Индейцы принесли разные диковинные блюда, сдобренные перцем и другой взрывчаткой. Самогон освежал горло. По радио передавали гватемальскую программу. Вскоре зашло солнце, и вечерний ветер ласково шептался с верхушками деревьев под журчание ручейка. Кое-кто пустился в пляс на неровной земле. Потом упала ночь, а с ней упали и обитатели деревушки. Оставшиеся на ногах развели костры, и в оранжевом свете засновали черные призраки. Селяне принялись переговариваться с ними на своем родном наречии. Кэрби лежал на остывающей земле, подсунув под голову перевернутый глиняный горшок и держа в руке полупустой кувшин. Он смотрел, как над его холмом всходит луна, а рядом, скрестив ноги, сидел Луз Коко и рассказывал историю своей жизни.
- Я был ребенком, когда моя мать спуталась с нефтяником, - говорил он, поплевывая в костер, который тоже усердно отплевывался головешками. - Оказалось, он не богатей, а простой геолог, которому было скучно одному в спальном мешке. Искал тут нефть для "Эссо".
- Так здесь есть нефть? - оживился Кэрби.
- Есть, а фига толку? Тут известняк, и она - в маленьких полостях. Добывать - себе дороже. В общем, мать прогнали из деревни, и мы поехали в Хьюстон.
- Погоди-ка, - оборвал его Кэрби. - Так сразу и прогнали?
- Здешние ослы, - Луз обвел жестом всю Южную Абилену, - жуть какой принципиальный народ.
- А, понимаю. Твоя мать и этот геолог...
- При живом папаше.

- И племя изгнало ее.

- Деревня прогнала ее. Она забрала с собой нас, ребятишек. Мне было девять, а Розите год. Это моя сестра, ты ее видел. Но мы не нашли того геолога, и мать пошла в услужение. Жили мы неплохо, росли вместе с хозяйскими детьми, Томми пару раз приезжал в гости. Он жил в Мэдисоне, в Висконсине, его старик работал в колледже. Он знал все про резьбу, древнее искусство и разные поделки. Читал про них лекции и... как это называется, когда человек говорит: это хорошая вещь, а это - дрянь?
- Оценивал?

- Оценивают машины.

- Ну, значит, проводил экспертизу? Говорил, поддельная вещь или настоящая.
- Вот-вот, оно самое. Отец Томми как раз этим и занимался. Томми тоже мог бы, да не захотелось ему.
- А как вы оба снова оказались здесь?
- Отец Томми помер, и он повез тело домой. Ему было девятнадцать, и он чувствовал, что тут - его дом родной. Снег-то ему никогда не нравился.
- И тебе тоже?

- Нет, со мной другая история. Мне было шестнадцать, а Розите восемь, когда мы уехали в Лос-Анджелес. А там китайцы, колумбийцы, кого только нет. Я терпел три года, потом сел в машину, спрятал Розиту в багажник и рванул на юг. В Сан-Диего я продал машину и - пешком сюда.
- Где теперь твоя мать? - спросил Кэрби.
- В Олдерсоне, в Западной Виргинии.
- Странное место.

- Не очень. Там федеральная женская тюрьма.
- О! - воскликнул Кэрби и на миг погрузился в размышления, потом сказал: - Луз?
- Тут я.

- Но если у здешних жителей такая нравственность... то почему они балуются зельем?
- А что в нем безнравственного?
- Хороший вопрос, - признал Кэрби.
- Ты понимаешь, тут, на юге, работа непосильная, люди спины не разгибают. Ты годами не видишь их глаз. А зелье и самогон - хоть какая-то отдушина.
Кэрби уснул. Или ему показалось, что уснул. Белая луна катилась по черному небосводу. Потом ее заслонила чья-то фигура. И произнесла:
- Привет.

Это была сестра Луза, теперь Кэрби вспомнил ее. Если б луна не крутилась перед глазами, он, вероятно, припомнил бы даже ее имя.
- Хариа, - сказал он.

- Розита, - поправила она, садясь и шелестя многочисленными юбками.
- Ты права. Совершенно права.

Подобно остальным соплеменникам, она была низкорослой, но гораздо изящнее. У нее были большие карие, с поволокой глаза, резко очерченные скулы, широкий чувственный рот и кожа цвета темного какао. Двигалась она мягко, как пума.
Сначала она поцеловала его, потом выдохнула дым самокрутки ему в лицо, отчего Кэрби показалось, что луна вращается не в небе, а у него в голове, и наконец сказала:
- Если ты спишь тут всю ночь, жуки закусывают насмерть.
- Верно, верно, - с грустью пробормотал Кэрби.
- Так пойдем в хижину.

Они пошли в хижину. Вскоре наступило утро, и Кэрби обнаружил, что шевелить руками и ногами ему так же трудно, как и шевелить мозгами. Он кое-как выполз на солнышко и, оглядевшись, ничуть не удивился тому, что остальное человечество испытывает такие же муки. Неужели роду людскому уже надеяться не на что? Нет, кое-что еще осталось. Кофе, ветчина, опять кофе, лепешка, опять кофе, самокрутка и короткий отдых с Розитой. Комплексное лечение помогло. Обитатели деревни прибегли для исцеления к сходным средствам, и после полудня празднество возобновилось. Розита болтала что-то о своем слишком поспешном отъезде из Штатов и намекала, что неплохо бы вернуться туда. С хорошим приятелем, разумеется. Кэрби ответил ей на это рассеянным "угу" и отправился обозревать город.
Завидев Луза и Томми, он присоединился к их обществу. Вот когда впервые зашла речь о наследии майя и загадках их прошлого.
- Да, парень, лихо ты сел в лужу, - сказал Томми.
- Не без помощи Инносента Сент-Майкла, - ответил Кэрби.
- У тебя своя голова на плечах. Нам труднее, у нас нет прав, спасибо предкам. Тысячу лет назад наш народ жил в шикарных городах, по уши в золоте, нефрите и всем таком прочем.
- И совершал человеческие жертвоприношения, - с волчьей ухмылкой вставил Луз.
- А потом начался исход, - продолжал Томми, - и все добро провалилось в преисподнюю. За храмом нужен присмотр, иначе он превращается в груду камня.
- Особенно в джунглях, - сказал Кэрби.
- Правильно. Наносит землю, начинает расти всякая всячина, потом вянет, гниет. Снова земля, снова растительность. Дожди вымывают раствор, и вся постройка рушится к чертям. Был храм, а теперь холм. Храма и не видно.
- Слушайте, ребята, - сказал Кэрби, - вы сами жили в городах и покинули их, не забыли?
- Мэдисон и Хьюстон. - Томми поджал губы. - Я говорю о наших городах. Ламанай, Тикаль. Живописные места.
- Живописные обряды, - вставил Луз.
- Ну, не знаю, - произнес Кэрби. - Не в обиду вашим предкам будь сказано, но я бы не хотел жить в городе, где людей приносят в жертву.
- Почему?

- Я ведь тоже человек.

- Хм, - ответил Луз, и они замолчали, очевидно осознав разницу между участниками обряда и его созерцателями.
На другой день Кэрби пришел в себя, поцеловал Розиту и улетел, чтобы снова стать пилотом и попытаться вылезти из лужи, в которую его усадил Инносент Сент-Майкл. А спустя две недели он с горящими глазами примчался обратно в Южную Абилену и привез с собой еще два капроновых пакета. Здесь он поделился с Томми и Лузом своими замыслами.
- Привет от Розиты, - сказал Томми, устав ждать, когда Кэрби переведет дух. - Она интересуется здоровьем твоей жены.
- Увы, улучшений нет, - отвечал Кэрби. - Было еще два сильных припадка, и на нее опять надели смирительную рубашку. Неважные дела.
- Я передам Розите, - сказал Луз. - Она очень озабочена состоянием твоей женушки.
- Да, я знаю.

- Что-нибудь неладно с двумя вчерашними покупателями? - спросил Томми.
- Да нет, они все проглотили, - ответил Кэрби. - Сегодня днем я увижу их и окончательно обо всем договорюсь. Труднее будет с другим парнем.
- С каким?

- Вчера получил записку. Он должен был приехать на будущей неделе, и вдруг ни с того ни с сего приезжает сегодня.
Томми перевел его слова, и они очень расстроили всех присутствующих.
- Вот ведь задница, - сказал Луз.
- Святая правда, - ответил Кэрби. - Но его уже не остановить. Придется как-то задержать парня в Белиз-Сити и сделать так, чтобы он не встретился с этими двумя. А сюда его можно привезти завтра. К этому времени все должно быть готово.
- Успеем, - пообещал Томми. - Те двое особо не копались, не то что иные из твоих приятелей.
- Они даже не нашли каменный свисток, - вставил Луз.
- Самое главное - поле. Оно должно выглядеть так, будто на него редко садятся самолеты. А там видны следы "Синтии".
- Ладно, заметем, - сказал Томми.
- Хорошо. И вот что, Томми, - серьезно добавил Кэрби, - бросай эти свои штучки, ладно? Хватит высовываться из кустов. Если б эти парни увидели тебя вчера, их бы инфаркт хватил. А убивать покупателей невыгодно.
- Уж и позабавиться нельзя, - проворчал Томми.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconДональд Уэстлейк Приключение что надо! Империя полумесяца
Вряд ли на свете нашлась бы компания, которую он не сумеет очаровать. Тем более тут, в Сохо. Сюда он мог заявиться прямо из джунглей,...
Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconПриключение глава I на что-нибудь надо решиться
Отвислые уши чернокожего были пробиты насквозь. На одном из них висело серьгой деревянное кольцо трех дюймов в диаметре, а мочка...
Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconЭто базовое тз. То что надо реализовать в 1 очердь. В 2м файле написанно что надо добавить к этому в дальнейшем

Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconВладимир Крупин. Как только, так сразу
Скажу: завтра будет переворот, ну и что? Их вчера было четыре, послезавтра будет пять, кому это надо? То есть надо тому, кому это...
Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconДональд Стэнвуд «Седьмой лимузин»
«Не думаю, — отметил он у себя в дневнике, — что документальные сцены сражений будут выглядеть столь же устрашающе реалистическими...
Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconЛекция №18 от 09. 04. 2009г. Конфуций. (18Zubov09. 04. 09. mp3)
Конфуций не раз говорил, что в его время 5, 7, 8 под сыновней почтительностью понимают заботу о родителях особенно в старости. Их...
Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconТомас Дональд. Маркиз де Сад Перевод с англ. Т. Замиловой; Редактор А. Тарасов
Томас Дональд. Маркиз де Сад Перевод с англ. Т. Замиловой; Редактор А. Тарасов удк 947. 0 Ббк 83. 4 Т 56
Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconНазвание книги: Что случилось с крокодилом Автор(ы): Москвина Марина
Ну и жара сегодня! зевнул Крокодил. Даже из воды вылезать неохота. А надо, надо и он поплыл к берегу
Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconДональд Филлипс "Звездный Властелин"

Приключение что надо! Дональд Уэстлейк iconДональд трамп скачать книгу

Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница