Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин




НазваниеДневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин
страница9/55
Дата конвертации26.07.2013
Размер0.76 Mb.
ТипТексты
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   55

Посидели с Яковом.

– Яков Ехимыч!

– Аюшки?

– Ты что любишь из кушаний?

– Моя душа кривая, все примая. И мед – и тот прет. А я всего раз сытый был – когда на сальнях, на бойнях под Ельцом жил.

Потом разговор о старости, о смерти. Я рассказал ему о Мечникове.

– Да, конечно, стараются, жалованье получают…



_26_июня._

Холода, сумрачно, нынче несколько раз принимается дождь. Сидели опять с Яковом, он начал было рассказывать "Конька-горбунка" – чудесно путает чепуху – потом надоело, бросил.

Были на мельнице. Грязь, дождь, скука, один Абакумов не унывает, энергия неугасимая.

Мужик, поднимая меру с рожью, прижимая ее к животу, высоко задирает голову.



_7_июля_12_г._

Клеевка, Себежский уезд.

Гостим у Черемнова.

В Глотове замучил дождь. Выехали оттуда 29 июня в Москву. В Москве пробыли до утра 4-го. Здесь тоже дождь.

Перебирали с Юлием сумасшедших, вернее "тронувшихся", в нашем роду: дед Ник. Дм., Олимпиада Дмитриевна, Алексей Дм., Ольга Дм., Владимир Дм., Анна Вл. (Рышкова). Варвара Никол, (сестра нашего отца), Анна Ивановна (Чубарова, урожденная Бунина). Впрочем, все они "трогались" чаще всего только в старости [[Здесь обнажается автобиографическая основа повести Бунина "Суходол" и ее героев, в которых течет "бунинская кровь", с их "странностями" выморочного "рыцарского" сословия.]].

Наше родословие: прадед – Дм. Семеныч, его дети – Ник. Дм., Олимпиада Дм., Алексей, Ольга, Владимир. У Дм. Сем. был брат Никифор Семен., его сын – Аполлон, а у Аполлона – Влад. и Федор. Дмитрий Сем. служил в гвардии в Петербурге.

Яков Ефимыч рассказывал, что он иногда и теперь "кой с кем" занимается ("займается"), – с какой-нибудь "пожилой бабочкой":

– Ну, сделаешь ей там валек (валек для битья белья) – вот и расход весь…

Про смерть:

– Вона, чего ее бояться! Схоронят з'ызбой (за избой), помянут п…ой.

Про облака:

– Облака, они толстые, напревают, выспарение делают.

Ходил перед отъездом к Рогулину, записывать его сказки.

Хозяева пьют чай, их мальчишка конфоркой от самовара об стену – и с радостно-жуткой улыбкой к уху ее: она гудит и щекочет.



_12_августа_12_г.,_ Клеевка. Девятого ходили перед вечером, после дождя, в лес.

Бор от дождя стал лохматый, мох на соснах разбух, местами висит, как волосы, местами бледно-зеленый, местами коралловый. К верхушкам сосны краснеют стволами, – точно озаренные предвечерним солнцем (которого на самом деле нет). Молодые сосенки прелестного болотно-зеленого цвета, а самые маленькие – точно паникадила в кисее с блестками (капли дождя). Бронзовые, спаленные солнцем веточки на земле. Калина. Фиолетовый вереск. Черная ольха. Туманно-синие ягоды на можжевельнике.

Десятого уехали в дождь Вера и Юлий; Вера в Москву, Юлий в Орел.

Нынче поездка к Чертову Мосту. В избе Захара. Угощение – вяленые рыбки, огурцы, масло, хлеб, чай. Дождь в дороге.

С необыкновенной легкостью пишу все последнее время стихи. Иногда по несколько стихотворений в один день, почти без помарок.




1913


_26_июля_1913_г.,_ дача Ковалевского (под Одессой). Нынче уезжает Юлий. А наступила дивная погода.

Страшно жалко его.

Каждое лето – жестокая измена. Сколько надежд, планов! И не успел оглянуться – уже прошло! И сколько их мне осталось, этих лет? Содрогаешься, как мало. Как недавно было, напр., то, что было семь лет тому назад! А там еще семь, ну 14 – и конец! Но человек не может этому верить.

Кончил "Былое и думы". Изумительно по уму, силе языка, простоте, изобразительности. И в языке – родной мне язык – язык нашего отца и вообще всего нашего, теперь почти уже исчезнувшего племени.




1914


_Капри,_1/14_янв._14_г._

Позавчера с Верой и Колей приехали на Капри. Как всегда, отель "Квисисана".

Горький и Кат. Павл. с Максимом уехали в Россию, он на Берлин, она на Вену.

Вчера встречали Нов. год: Черемновы, вдова революционера и "историка" Шишко с психопаткой своей дочерью, Иван Вольнов [[Вольнов (Владимиров) И.Е. (1885 – 1931) – писатель, участник революционного движения (социалистов – революционеров).]], Янина и мы.

Ныне весь день проливной дождь. Кляну себя, что приехал. Италия зимой убога, грязна, холодна, и все давно известно-переизвестно здесь.



_2.1.14._

Проснулся необычайно поздно – в 9: дождь, буря (со стороны Амальфи).

Потом временами солнечно, временами сыро. Очень прохладно. «…»

Вечером на даче у Горького – там живет Шишко и мать Катерины Павл. – старозаветнейшая старуха: воображаю, каково ей жить ни с того ни с сего среди эмигрантов, бунтарей! И с трепетом в душе: шутка ли, за какую знаменитость попала ее дочка!



_4.1.13(14)_

Весь день мерзкая погода. В газетах о страшных метелях в России. Землетрясение на итальянских озерах.

Лень писать, вялость – и беспокойство, что ничего не делаю.



_5.1.14._

Отчаяние – нечего писать!

Солнечно и холодно.



_6.1.14._

То же. А день прелестный.



_7.1.14._

Пасмурно, прохладно. Пожар в "Квисисане".



_8.1.14._

Ужасная погода. Опять боль в боку (в правом) ниже ребер, возле кости таза.



_9.1.14._

Весь день дождь. Боль.

Старухи (мать К. П. и Шишко) – "сюжет для маленького рассказа". Шишко была в дружбе с Э. Реклю, с Кропоткиным.



_11.1.14._

Прохладно, но чудесно.

Начал "Человека" (Цейлонский рассказ). «…»



_23.1.14._

Едем с Колей в Неаполь.



_24.1.14._

Вчера из Неаполя ездили в Салерно. Удивительный собор. Пегий-белый и черно-сизый мрамор – совсем Дамаск. Потом в Амальфи.

Ночевали в древнем монастырском здании – там теперь гостиница. Чудесная лунная ночь.

Необыкновенно хорошо, только никаких муратовских сатиров [[Речь идет о книге "Образы Италии", т. II (Рим, Неаполь и Сицилия) искусствоведа П.П. Муратова (1881 – 1951).]].



_25.1.14._

Выехали из Амальфи на лошадях. «…» Дивный день.



_19.VI.1914._

На корме грязь, вонь, мужики весь день пьют. Какой-то оборванный мальчишка бесстрастно поет: Запала мысль злодейская: Впотьмах нашел топор…

Приземистый, пузатый монах в грязном парусиновом подряснике, желтоволосый, с огненно-рыжей бородой, похожий на Сократа, на каждой пристани покупает ржавые таранки, с золотисто-коричневой пылью в дырах выгнивших глаз.

Вечер, Жигули, запах березового леса после дождя. На пароходе пели молебен.



_20.VI._1914._

Половина девятого, вечер. Прошли Балахну, Городец. Волга впереди – красно-коричнево-опаловая, переливчатая. Вдали, над валом берега в нежной фиолетовой дымке, – золотое, чуть оранжевое солнце и в воде от него ослепительный стеклянно-золотой столп. На востоке половинка совсем бледного месяца.

Одиннадцать. Все еще не стемнело как следует, все еще спереди дрожат в сумраке в речной ряби цветистые краски заката. Месяц справа уже блещет, отражается в воде – как бы растянутым, длинным китайским фонарем.



_21.VI.14._

В поезде под Ростовом Великим. Ясный, мирный вечер – со всей прелестью июньских вечеров, той поры, когда в лесах такое богатство трав, зелени, цветов, ягод. Бесконечный мачтовый бор, поезд идет быстро, за стволами летит, кружится, мелькает-сверкает серебряное лучистое солнце.



_28._VII._1914._

Дача Ковалевского, под Одессой. Половина двенадцатого, солнечный и ветреный день. Сильный, шелковистый, то затихающий, то буйно возрастающий шум сада вокруг дома, тень и блеск листвы в деревьях, волнение зелени, мотанье туда и сюда мягко гнущихся ветвей акаций, движущийся по подоконнику солнечный свет, то яркий, то смешанный с темными пятнами. Когда ветер усиливается, он раскрывает зелень, и от этого раскрывается я тень на меловом потолке комнаты – потолок, светлея, становится почти фиолетовый. Потом опять стихает, опять ветер уходит куда-то далеко, шум его замирает где-то в глубине сада, над морем…

Написать рассказ "Неизвестный" [[Речь идет о замысле рассказа "Казимир Станиславович" (1916).]]. – «Неизвестный выехал из Киева 18 марта в 1 ч. 55 дня…» Цилиндр, крашеные бакенбарды, грязный бумажный воротничок, расчищенные грубые ботинки. Остановился в Москве в «Столице». На другой день совсем тепло, лето. В 5 ч. ушел на свадьбу своей дочери в маленькую церковь на Молчановке. (Ни она и никто в церкви не знал, что он ее отец и что он тут.) В номере у себя весь вечер плакал – лакей видел в замочную скважину. От слез облезла краска с бакенбард…




1915


_Москва,_1_янв._1915._

Позавчера были с Колей в Марфомариинской обители на Ордынке [[Домовая церковь св. мироносиц Марфы и Марии была построена в начале нашего века по проекту архитектора Щусева для Марфо-мариинской общины, где содержались увечные воины, на средства великой княгини Елизаветы Федоровны. Впечатления от посещения московских уголков, церквей и соборов, в том числе и Марфо-мариинской обители, позднее отобразились в рассказе "Чистый понедельник" (1944).]]. Сразу не пустили, дворник умолял постоять за воротами – «здесь великий князь Дмитрий Павлович». Во дворе – пара черных лошадей в санях, ужасный кучер. Церковь снаружи лучше, чем внутри. В Грибоедовском переулке дома Грибоедова никто не мог указать. Потом видели безобразно раскрашенную церковь Ивана Воина. Там готовились крестить ребенка. Возвращались на пьяном извозчике, похожем на Андреева. От него воняло денатуратным спиртом, который пьют с квасом. Он сказал: «Дед на бабку не пеняет, что от бабки воняет».

Вчера были на Ваганьковском кладбище. Вся роща в инее. Грелись на Александровском вокзале. Лакей знакомый, из Лоскутной, жалеет о ней – "привык в кругу литераторов жить", держал чайную возле Харькова, но "потерпел фиаско". Потом Кремль, долго сидели в Благовещенском соборе. Изумительно хорошо. Слушали часть всенощной в Архангельском. Заехали в Зачатьевский монастырь [[Зачатьевский монастырь – женский монастырь XV в. в Москве, между ул. Остоженкой и берегом реки Москвы. В 1930-х гг. разобран. Чудов монастырь – Алексеевский Архангело-михайловский мужской монастырь в Кремле был основан в 1365 г. Разобран в 1930 – е гг.]]. Опять восхитили меня стихиры. В Чудове, однако, лучше.

В 12 ночи поехали в Успенский собор. Черный бесконечный хвост народа. Не пустили без очереди. Городовой не позволил даже в дверь боковую, в стекла заглянуть – "нечего там смотреть!".

Нынче часа в 4 Ново-Девичий монастырь. Иней. К закату деревья на золотой эмали. Очень странны при дневном свете рассеянные над могилами красные точки огоньков, неугасимых лампад.



_2_января_1915_г._

Иней, сумерки. Розовеют за садом, в инее, освещенные окна.



_3_января._

В 2 часа поехали с Колей в Троице-Сергиеву Лавру. Были в Троицком соборе у всенощной. Ездили в темноте, в метель, в Вифанию [[Вифания – Спасо – Вифанский мужской монастырь; основан в 1783 г.; находился в 3 верстах от Троице – Сергиевской лавры. После 1917 г. упразднен.]]. Лавра внушительна, внутри тяжело и вульгарно.



_4_января._

Были в Скиту у Черниговской Божьей Матери. Акафисты в подземной церковке. Поп выделывал голосом разные штучки. Вернулись в Москву вечером. Федоров.



_5_января._

Провожал Федорова на Николаевский вокзал – поехал в Птб., а потом в Варшаву. Вечером у нас гости, Любочка. Был на заседании. Князь Евг. Трубецкой. «…»



_7_января._

Поздно встал. Читаю корректуру. Серый день. Все вспоминаются монастыри – сложное и неприятное, болезненное впечатление.



_8_января._

Завтракал у нас Горький. Все планы, нервничает. Читал свое воззвание о евреях [[Обращение в защиту евреев было написано М. Горьким при участии Леонида Андреева и Федора Сологуба в связи с обвинениями евреев, живших в приграничных областях, в шпионаже и напечатано в газ. "Биржевые ведомости". Позднее М. Горький выступил с обращением в защиту евреев в сборнике "Щит".]].



_9_января_15_г._

Отдал в наборе свою новую книгу.

Кончил читать Азбуку Толстого. Восхитительно. «…»



_11_января._

Была Авилова [[Авилова Л.А. (1865 – 1942) – друг Чехова и, по утверждению ряда исследователей, его главная потаенная любовь. Писательница, автор воспоминаний о Чехове. Бунин неизменно высоко ценил Авилову, видя в ней редкостную натуру с глубокой внутренней духовной жизнью. В мае 1917 г. он сказал о ней в беседе со своим племянником Н. А. Пушешниковым: "Она принадлежит к той породе людей, к которой относятся Тургеневы, Чеховы. Я говорю не о талантах, – конечно, она не отдала писательству своей жизни, она не сумела завязать тот крепкий узел, какой необходим писателю, она не сумела претерпеть все муки, связанные с литературным искусством, но в ней есть та сложная таинственная жизнь".]]. Говорила, м. пр., что она ничего не знает, ничего не видала – и вот уже седая голова. «…»



_14_января._

Все мерзкая погода. Телеграмма от Горького, зовет в Птб. «…»



_16_января._

Непроглядный мокрый снег к вечеру. Поехали с Колей в Птб; Страшно ударила меня в левое плечо ломовая лошадь оглоблей. Едва не убила.



_17_января_15_г._

Птб., гост. "Англия".
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   55

Похожие:

Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconДневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин
Елецкой гимназии. С конца августа жизнь с Егорчиком Захаровым (незаконным сыном мелкого помещика Валентина Ник. Рышкова, нашего родственника...
Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconДельта Иван Алексеевич Бунин Бунин Иван Алексеевич
Солнце потонуло в бледно-сизой мути. Волны, мелькавшие за бортом, стали кубовыми. Вспыхнуло электричество и сразу отделило пароход...
Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconКавказ Иван Алексеевич Бунин Бунин Иван Алексеевич
Приехав в Москву, я воровски остановился в незаметных номерах в переулке возле Арбата и жил томительно, затворником от свидания до...
Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconПаустовский КонстантинИван Бунин
Константин Паустовский Иван Бунин Во Франции умер замечательный русский писатель писатель классической силы и простоты Иван Алексеевич...
Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconИван Алексеевич Бунин родился 10 октября 1870 года в Воронеже

Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconБунин Иван Алексеевич Годы жизни: 22. 10. 1870 08. 11. 1953
Бунин вспоминал: "Зрение у меня было такое, что я видел все семь звезд в Плеядах, слухом за версту слышал свист сурка в вечернем...
Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы

Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Стихотворения. Рассказы

Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в шести томах Том Публицистика. Воспоминания

Дневники Иван Алексеевич Бунин Иван Алексеевич Бунин iconИван Алексеевич Бунин Собрание сочинений в четырех томах Том Темные аллеи. Переводы

Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница