Аннотация Роман «Паутина»




НазваниеАннотация Роман «Паутина»
страница1/35
Дата конвертации26.12.2012
Размер0.59 Mb.
ТипРассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
Мерси Шелли Паутина




Аннотация

Роман «Паутина», как детище Интернета, — роман «виртуальный» и о виртуальном. Действие происходит в России в 2018 году. Захватывающий рассказ о поколении, выросшем, по словам автора, «на контрасте Сети и реальности», поколении будущих «homo informationis».

Мерси Шелли
Паутина

Роман «Паутина», как детище Интернета, — роман «виртуальный» и о виртуальном. Действие происходит в России в 2018 году. Захватывающий рассказ о поколении, выросшем, по словам автора, «на контрасте Сети и реальности», поколении будущих «homo informationis».

Предуведомление

1. Все персонажи данного романа являются плодом вашего собственного воображения. Напоминаем также , что первые публикации фрагментов «Паутины» состоялись ещё в 1997 году, а в целом роман был закончен в 1998?м, и тогда же началась его публикация в Интернете. Если к тому времени, когда вы читаете этот текст, какие?то из описанных событий (победа «идеального президента» из питерского университета, публикация кибер?поэмы Вознесенского, превращение сетевого трафика в модную музыку, использование арабскими террористами пчёл, подключение к Сети через водопровод, патрулирование улиц российских городов войсками святназа, распространение в Сети искусственных интеллектов, не отличимых при общении от людей, климатическая катастрофа из?за китайских спутников, появление развлекательных серверов для кошек, захват Флориды кастристами, массовое увлечение «цифровой кислотой», открытие телеиммерсионного Диснейленда на Марсе, и т.д.) действительно произошли — значит, эти события тоже являются плодом вашего воображения. Погуляйте хорошенько под дождём — может, и пройдёт.
2. Авторы не несут никакой ответственности за изменённые состояния сознания, которые могут возникнуть у читателей после разглядывания иллюстраций к роману. Подробно о психотропном эффекте данных картинок можно узнать, прочитав сам роман. Авторы благодарят программную оболочку CELL за помощь в создании этих иллюстраций.
3. Для прочтения первой главы романа щёлкните по чёрному квадрату, расположенному прямо под этим предуведомлением. Точно также иллюстрация после каждой главы романа ведёт к следующей главе. Комментарии можно оставлять в книге отзывов. Бумажное издание «Паутины» можно заказать в интернет?магазинах «Озон» или «Болеро».

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: РОБИН ГУД

в темноте
на верхней полке вагона
проснулся от крика
и слушая
как перестук колёс
ткёт одеяло
из тишины
понял
что никогда уже не узнаю
кто кричал ?
я сам
или кто?то другой
или приснилось
(Виктор Степной, «Голоса тишины»)

Клетка 1. СПЕЦИАЛИСТ ПО ХУДЛУ

Что?то колет в левом боку... Все колет и колет...
Я окончательно стряхнул сон и повернулся. Движение отозвалось болью в висках. Вперёд тебе наука: не пей кофе два раза подряд в одном и том же Нет?кафе.
Но как аккуратно научились работать, гады! Раньше бы с помпой, с дубинками, руки за спину, башкой об железную дверь. А теперь — прыснули какой?то гадостью, и все, вырубился. И даже не знаю, сколько так валялся...
А что же это там колется все?таки? Я пошарил во внутреннем кармане пиджака. Ага, в протоколе эти щупальца с переходниками назвали бы «универсальным устройством для нелегального подключения к Сети». Забавно: столько раз спал в одежде, и каждый раз какая?нибудь такая штука в кармане обязательно мешает лежать. Лет сорок назад, к примеру, была очень похожая коробочка с тремя выводами — только для мага.
Хорошо ещё, что я зашёл в Нет?кафе на обратном пути от Саида, а не по дороге к нему, когда в кармане лежал пакет такой травки, с которой можно было бы загреметь по?крупному. Но теперь травка благополучно обменяна на этот сетевой микшер, помесь модема с новыми саидовскими примочками. А насчёт нелегальности «каракатицы» можно ещё поспорить. Странный он все?таки, Саид — денег не берет, но обожает обмен...
В двери пискнул замок, и в комнату вошёл человек в серой форме.
— Проснулся, что ли? Пошли тогда... да пошевеливайся!
Комната, в которую меня привели, оказалась почти такой же пустой, как та, где я спал. Только с окном: одну из стен занимал большой голографический экран очень высокого разрешения. У экрана стоял крупный лысый мужчина и наблюдал бегущих антилоп.
Второй мужчина, в пиджаке, сидел за столом перед монитором поменьше. Тонкий и слегка вогнутый лист экрана висел в воздухе без видимой опоры, точно шёлковый платок, то ли наклеенный на невидимую сферу, то ли просто сфотографированный в тот момент, когда его подбросил ветер. В сочетании с двигающимися по большому экрану антилопами это вызывало странное ощущение. Нечто подобное бывает, когда долго стоишь на набережной и начинает казаться, будто качается не вода, а гранит под ногами. Здесь точно так же казалось, что реальным является мир по ту, а не по эту сторону экрана. Словно какой?то поклонник сюрреалистических инсталляций в духе Магритта вынес и поставил посреди настоящей, красочной саванны кубик?голограмму со снимком из другого мира — серая комната с тремя застывшими вокруг стола людьми и одним платком, зависшим в воздухе над столом.
— Кто такой? — спросил пиджак, взглянув на меня, но обращаясь, очевидно, к лысому.
Лысый вынул из «дипломата» карточку?личку (ага, все?таки пошарили у меня по карманам!) и передал спрашивавшему.
— Якобы профессор. Бывший. Специалист по худлу.
Надо же, «по худлу». Как быстро слово заражает язык! Ещё, кажется, вчера его не было, зато была «художественная литература». А потом вдруг раз! — и уже везде «худлы?худлы». А мы?то радовались в своё время — ну как же, Сеть, независимые публикации, всеобщие электронные читальни, всемирные архивы классики...
И главное, как незаметно это всегда подкрадывается, и совсем не оттуда, откуда ждёшь. Помню, в школе обсуждали Бредбери, сколько?то там по Фаренгейту. Потом ещё «Имя розы», где библиотека горела...
Оказывается, все проще. Никакого шума, никаких горящих библиотек. Просто это стало никому не нужно, безо всяких запрещений и катастроф. Контент им нужен, Конь?Тент. Кристаллизация фактов, пьюрификация образов. Плюс все на скорости, на многоканальности — значит, надо успеть заманить, но не навязываться, шокировать — но не надоесть. Цифр и зрелищ, и без занудства! Никаких тебе романов, поэм и пьес, только шутеры: короткий эротический эскиз, анекдот, подпись к картинке. В крайнем случае — интеллектуально?психологическое эссе?афоризм. Но и то не больше двух скринов подряд, потом снова «просвещение».
Позже они научились и сами шутеры нашпиговывать «просвещением»: где название?имя упомянут невзначай, где ещё потоньше суггестия — фирменный цвет, лозунг и прочее нейролингвистическое программирование.
А все остальное — бред предков. «Худл», как выразился в конце века один журналист?жополиз из столичного дайджеста.
Но насчёт сжигания ошиблись и жополизы, и Бредбери. В этом веке к мусору относятся с благоговением. Каждому мусору — свой ресайклинг. Вот и худл?архивы — идеальное сырьё для программ, генерирующих шутеры. Да такие шутеры, что после них поневоле задумаешься: может, и впрямь сжигание литературных архивов было бы благом...
— Уснул, что ли, умник?! Отвечай, когда с тобой говорят! Где и как ты связался с Вольными Стрелками?!
— Остынь, Сема! И давай поспокойнее, не обижай уважаемого гостя, — одёрнул пиджаковый лысого, отрываясь от экрана, где мелькали страницы моего персонального файла.
— Куда уж спокойнее, когда эта зараза, Малютка Джон, до сих пор на свободе!
Лысый подскочил ко мне и изо всех сил вцепился в край стола. Его полированная голова зависла прямо у меня перед носом, и я невольно восхитился тем, какая она гладкая и блестящая. На такие лысины нужно обязательно вешать табличку «Руками не трогать.»
— Если бы нормальный хакер был, кем?то обиженный, с какой?то особой целью бомбил, это понять можно! — гремел лысый. — Даже сумасшедший Монах Тук — тот хоть религией свои выходки оправдывает, в дискуссии вступает. Говорят, он больше не трогает тех, кто правильно ответит на его вопросы. А этот громила Джон — он же просто развлекается! Я был ещё спокоен, когда он сорвал телеконференцию в «ЦЦЦ&Ц». Все?таки не мы их обслуживаем. Да и правда смешно было: парень на три часа обесточил их главный офис с помощью старинного кипятильника! Просчитал нагрузку на электросеть и включил обыкновенный кипятильник в обыкновенную розетку в смежном помещении. Все порталы хохотали. Но когда он наш банк данных... это же какая наглость! Двадцать человек с утра до ночи пашут в отделе безопасности, отсекают самые тонкие возможности влезть в систему — а эта сволочь под видом уборщика приходит во время обеда в мой собственный кабинет, посыпает каким?то по рошком клавиатуру... И на следующий день логинится с моим собственным паролем! Нет уж, я их всех передушу! С этого старикашки начну, Малютка Джон будет следующим!
Несмотря на всю серьёзность угрозы, я не мог скрыть смешок. Лысый замахнулся, но пиджаковый остановил его властным движением руки.
— Да чего ты с ним нянчишься! — Лысый подсел к столу рядом с пиджаковым. — Он же издевается, смотри!
Но пиджак, похоже, истолковал мою усмешку по?своему.
— Отнюдь, — возразил он, глядя на меня.
— Отнюдь нет, — сказал я.
— Что?!
Мои первые слова произвели впечатление: оба безопасника открыли рты и на мгновение стали похожи на рыб. Антилопы продолжали бежать по экрану, и я опять ощутил себя частью трехмерного снимка, который поставили посреди дикой Африки.
— "Отнюдь" — так не говорят, это все равно что «вовсе». Правильно говорить «отнюдь нет». Бунина почитайте.
— А?а, вот вы о чем, — пиджак тоже улыбнулся. — Ну, это вам виднее, вы же у нас профессор. И ваша улыбка вовсе не издевательская, правда же, Виктор э?э... Франкович? Вы просто подумали, что сами вы в этой игре — мелкая сошка, и нам все равно от вас никакого толку. С другой стороны, Вольные Стрелки обязательно отомстят за вас. Так?
Я неопределённо пожал плечами.
— И в чем?то вы правы, — кивнул пиджак. — Вы уж Сему извините, он любит на первого попавшегося все валить. А вы ведь совсем другого профиля специалист, это понятно. Поверите ли, до того, как сюда попасть, я работал в отделе просвещения одной компании...
— В отделе рекламы, — уточнил я.
— О, это устаревший термин, и не совсем корректный с учётом современного подхода. Мы, знаете ли, теперь говорим «просвещение». Но это неважно, дело привычки. Я лишь хотел сказать, что мы с вами в некотором смысле коллеги. Я по долгу службы тоже много времени проводил в худл?архивах, отбирал яркие выражения для наших... э?э... просветительских программ. Помню, в ролике о системах офисной противопожарной сигнализации очень хорошо подошло это... как же там было?... Ага, вот: «Рукописи не горят!». Должен признать, что работники современных просветительских организаций редко могут создать слоган столь лаконичный и в то же время берущий потребителя за самую душу. Так что я в определённой степени разделяю ваши привязанности.
— Но сейчас о другом разговор. — Пиждак встал и прошёлся вокруг стола. — Мы очень интересуемся группой Робина. Сема тут покричал перед вами... Горячий он у нас, молодой. Да и на Малютку Джона у него зуб. Но мы же понимаем, что все эти акции происходят по команде вожака. А он, Робин ваш, оч?чень хорошо скрывается. Выскочит где?нибудь с речью, потом неделя студенческих волнений и скандальных заголовков в прессе, а его и след простыл.
Хотя кое?что у нас есть и на него. — Пиждак подошёл столу, полистал что?то на мониторе, двигая пальцами в воздухе. — Даже о его связях с «Неко?8» и прочими зарубежными покровителями мы знаем достаточно. Знаем, что именно к Робину тянутся ниточки недавнего скандала вокруг компании «Аутлайн», где замешана леди Орлеанская, которая уже многих так облапошила. Однако мы и в этот раз не смогли взять её с поличным. Уж очень тонко она водила за но с бывшего босса «Аутлайна». Оказалось, что она даже никогда с ним не встречалась вживую. Мол, «ваша тонкая душа лучше проявляется в письмах», «я так боюсь разочароваться» и прочая подобная лапша — но чёрствый коммерсант от этого расклеился, как пятнадцатилетний мальчик. После двух месяцев такого подогрева она неожиданно дала ему согласие на какой?то особый вариант дистанционного секса. В результате этот осчастливленный болван рассказал ей все, что только мог. А сам даже не понял, что с ним было и с кем он этим занимался — то ли с самой Орлеанской, то ли с дюжиной подставных компфеток. Конечно, специалисты могли бы быстро разобраться по горячим следам. Но «Аутлайн» обслуживаем не мы, у них собственная служба безопасности. А это, сами понимаете, не способствует прогрессу: каждая компания старается скрыть от конкурентов свои провалы...
— И зачем ты ему все это рассказываешь?! — не выдержал опять лысый.
Теперь пиджаковый только взглянул на него, и тот снова сел.
— Я вот почему все это вам рассказываю, Виктор Франкович. Я предлагаю вам, так сказать, войти в наше положение. На гуманных условиях добровольного сотрудничества. Вы Сему не слушайте. Нам совсем ни к чему ваше тюремное заключение — которое вы, кстати, можете легко получить даже за такой пустяк, как хранение в своём кармане устройства для получения несанкционированного доступа к Сети. Но нам, повторяю, совсем не хочется обижать такого уважаемого человека. Хотя мы могли бы наполнить вашу жизнь изысканными неприятностями... Знаете, это порой хуже тюрьмы. Особенно в вашем возрасте. Вот у вас тут написано — давление не очень. Наверное, можете погоду предсказывать? За полчаса до дождя голова начинает раскалываться, верно?
— Дождей уже давно не было, — заметил я. Голос все?таки дрогнул.
— А дождь тут и необязателен, — снова улыбнулся пиджак. — Теперь чудеса науки позволяют сделать в вашей голове постоянное предгрозовое состояние даже в самый сухой сезон. Но это я так, к слову о возможностях. Надеюсь, нам больше не придётся обсуждать такие темы. Мы предпочли бы цивилизованное и взаимовыгодное сотрудничество. Поверите ли, нам даже уничтожение группы Робина невыгодно. Все, что нам нужно — лишь немного информации. С небольшим опережением знать о готовящихся акциях Вольных Стрелков, вот и все. Вполне возможно, мы даже не будем их останавливать. Такие вещи, как провал конференции «ЦЦЦ&Ц» или скандал с «Аутлайном», иногда даже на руку нашей компании.
— А мне?то как: на руку, с руки или по рукам? — спросил я.
— В долгу не останемся, — кивнул пиджак. — Вы ведь случайно с ними связались, не правда ли? Захотелось слегка тряхнуть стариной, понимаю. К тому же... — пиджак бросил взгляд на экран, — к тому же после ухода из Университета вы — безработный. А жить на что?то надо, ясное дело. Да и самому наверное хочется снова по Сети погулять, молодёжь уму?разуму поучить. Ну так мы можем вам собственную передачку организовать, а? Уж это явно лучше будет, чем пользоваться сомнительными устройствами, вроде того, что у вас в кармане. А то хотите, устроим вас обратно в Университет, где вы раньше служили. Я знаю, у вас там вышел конфликт, но это же легко улаживается. Тем более что сейчас там снова нужны специалисты по разным... э?э... древностям. Ценности прошлых веков, они ещё могут послужить делу просвещения, да?да! Хотя конечно время идёт, все меняется, и выясняется, что прав...
— Минздрав, — не выдержал я.
— Что?
— Да так, старинная рифма. В Университет — вряд ли. А насчёт передачи... можно обдумать.
— Вот и славно. До встречи!

На улице таяла ночь. Мокрый снег хлюпал под ногами, а я шёл и не знал, смеяться мне или срочно смываться из города. Смех смехом, но как далеко все зашло!
И все?таки удивительно: никогда не знаешь, кто из них приживётся лучше. «Малютка Джон» — грубый черновик, первый опыт, дешёвые хакерские трюки. «Орлеанская» и «Монах Тук» — тоже на паре бутылок пива сделаны. Зато каким популярными стали эти трое! А над «Робином» столько думал, подбирал материал, медитировал с «Духом Охотника»... Ну и где эта гроза Шервудского леса?
Нет, положительный эффект конечно есть. Но замедленный, не связанный с действиями Робина столь явно. Так что этому герою не стать народным, в отличие от прототипа. А теперь ещё придётся перестраиваться, учитывая ультимативное предложение «посотрудничать» с самой крупной в городе службой безопасности. Подумать только — «Наш человек в Гаване» был моим любимым романом в институте! Но для верности стоит, пожалуй, слазить в Британский архив старика Грина. Заодно «Комедиантов» перечитаю.
В любом случае, встреча прошла очень даже плодотворно. Вот и «Неко?8» снова помянули... Интересно, что за люди эта «Неко»? Надо бы связаться — название располагает.

Пока меня не было, тротуар перед домом успел полностью очиститься от сугробов. Зато на клумбе у моего подъезда появился маленький снеговик. Он таял, глаза стекали вниз чёрными ручейками. Смешные руки?палочки были широко расставлены в стороны, словно снеговик не хотел подпускать меня к подъезду. Я выбросил окурок и приостановился, разглядывая нелепую фигурку.
Что?то белое мелькнуло перед глазами, раздался звонкий удар о землю, и меня задело чем?то по лодыжке. Пару секунд я стоял как вкопанный, потом огляделся. Снеговику снесло голову, а вся асфальтовая площадка между мной и дверью подъезда была усыпана ледяными осколками. Ледышки причудливо мерцали, наполненные лунным светом. Безголовый снеговик все так же бодро держал руки в стороны, загораживая проход в опасную зону.
Высоко вверху, на карнизе крыши, в огромной челюсти из полутораметровых зубов?сосулек виднелась приличная прореха как раз над входом в подъезд. В прорехе, под самым карнизом, чернело одно из чердачных окошек, похожее на бойницу.
Сразу после грохота сосульки сделалось очень тихо, и в этой звонкой тишине неожиданное ощущение открытости перед окружающим миром накатило на меня, как волна на кеды задумавшегося туриста, который вдруг очнулся и вспомнил, что сидит на берегу моря. Это моментальное откровение принесло и страх, и радость одновременно; чувство близкой опасности — и в то же время ощущение выхода за пределы той игры, которую я вёл последние годы.
В моем разговоре с агентами была прореха, которую я заметил только сейчас. Не будь её, все было бы понятно. Все шло бы своим чередом, даже с учётом того, что я стал бы сотрудничать с ними. Если бы не одна деталь.
Кто?то грохнул «Аутлайн», к которому я давно и безуспешно подбирал ключи. И, судя по рассказу того типа в пиджаке, грохнули именно так, как это должна была сделать моя «Орлеанская».
Но я не посылал туда свою «Орлеанскую». Я только планировал это сделать!
Тем не менее, как ни будоражила моё воображение эта нестыковка, я вошёл в квартиру с чёткой мыслью, что сегодня никакие загадки разгадывать уже не буду. Я еле стоял на ногах и вдобавок замёрз. Так что сейчас — в душ и в кровать. То, чем меня обработали в Нет?кафе, наверняка называлось «снотворным», но проваляться несколько часов под наркозом и в одежде — вовсе не значит выспаться.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Аннотация Роман «Паутина» iconАннотация Роман «Сирена»
Роман «Сирена» – увлекательное повествование о смелой и дерзкой интриге, затеянной орденом иезуитов в России в конце XVIII века
Аннотация Роман «Паутина» iconПаутина (трагикомедия) Действующие лица
Мрачная тёмная комната, напоминающая старинный склеп. Вдоль стен, словно мумии, стоят люди, оплетённые жёлтой паутиной. Паутина эта...
Аннотация Роман «Паутина» iconАннотация: Популярное изложение истории древнего мира. История, поданная как роман. Увлекательное чтение для всех любителей истории
Аннотация: Популярное изложение истории древнего мира. История, поданная как роман. Увлекательное чтение для всех любителей истории....
Аннотация Роман «Паутина» iconАлександр Етоев
Евг. Попова – каждое из этих произведений действительно роман-комментарий. А еще есть роман-пергамент («Суер-Выер» Юрия Коваля),...
Аннотация Роман «Паутина» iconАлександр Етоев Книгоедство Предисловие
Евг. Попова – каждое из этих произведений действительно роман-комментарий. А еще есть роман-пергамент («Суер-Выер» Юрия Коваля),...
Аннотация Роман «Паутина» iconКнига, которая меня поразила Презентацию подготовила Ученица 10«А»класса сош№26 Марина Дарья Роман Обломов «Обло ́ мов» роман русского писателя И
Гончарова. Роман входит в трилогию с другими произведениями: «Обыкновенная история» и «Обрыв». Роман был задуман в
Аннотация Роман «Паутина» iconАннотация: Роман в рассказах "Файзабад" был окончен в 1994 г. Публиковался в журнале сп СССР "Подъем". Светлой памяти Сергея Звонарева и Александра Катаева посвящается
Обсуждение произведения ¦
Аннотация Роман «Паутина» iconКнигоедство Александр Етоев Александр Етоев
Евг. Попова каждое из этих произведений действительно роман-комментарий. А еще есть роман-пергамент ("Суер-Выер" Юрия Коваля), роман-пунктир...
Аннотация Роман «Паутина» iconИз серии «Жизнь замечательных людей», издание 1937 года. Орфография сохранена
...
Аннотация Роман «Паутина» iconРоман Эпопея "Открытие мира"
Василий Смирнов. Весной Семнадцатого: Роман Роман-газета, №9 (607). М.: Худ лит., 1968
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница