Wolfgang Wippermann




НазваниеWolfgang Wippermann
страница3/52
Дата конвертации18.12.2012
Размер0.53 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   52
В 60-е и 70-е годы было опубликовано множество монографий по истории различных форм фашизма, не исходивших, как правило, из сравнительного анализа и опиравшихся на весьма разнообразные методы и теории. То же относится к некоторым обзорам и сборникам. Во многих из этих работ были рассмотрены не все фашистские движения, как, например, в весьма поучительном и удачном сравнительном исследовании Германии и Италии, опубликованном Вольфгангом Шидером24, или же эти движения рассматривались разными авторами, с различными интересами и точками зрения25. Вследствие этого наша скромная попытка свести воедино и сравнить между собой предыдущие исследования по истории фашизма наталкивается на большие трудности26.
Параллельно этому пренебрежению к различным формам сравнительного исследования фашизма, в некоторых странах, и в частности в Федеративной Республике (Германии.- Ред.), происходило размывание понятия "фашизм". Почти все государства в мировом масштабе, от А до Z, от Аргентины до Заира, описываются некоторыми нашими современниками как "фашистские". В области внутренней политики со столь же нелепыми мотивировками разоблачаются как "фашистские" все политические партии и едва ли не все государственные и общественные учреждения.
Пренебрежение серьезным сравнительным исследованием явления, а также непрекращающееся размывание понятия "фашизм", отчасти превратившегося в простое ругательство, которым обмениваются противники, привели к тому, что в последнее время различные исследователи стали критически относиться к смыслу и полезности самого понятия "фашизм".
Многие авторы энергично воспротивились широкому отождествлению с фашизмом капиталистических государств, управляемых парламентскими правительствами или диктаторами. Другие же подчеркивают, что неразборчивое применение выражения "фашистский" может привести к умалению опасности "настоящего" фашизма итальянского и особенно немецкого образца, а также к недопустимой по научным и политическим мотивам демонизации "просто" антидемократических особенностей авторитарных режимов. Например, Карл Дитрих Брахер решительно высказался в этой связи за единственный решающий критерий парламентской демократии и политической свободы27. По этим, скорее политическим, а также по определенным научным основаниям он высказался за применение понятия тоталитаризма, постулирующего некоторое сходство коммунистических и фашистских партий и режимов, враждебных парламентской демократии. Итальянский исследователь фашизма Ренцо де Феличе указал, кроме того, что итальянский фашизм потребовал далеко не так много жертв, как немецкий национал-социализм, который к тому же, в отличие от итальянского фашизма, опирался не на поднимающиеся, а на опускающиеся слои мелкой буржуазии, опасавшиеся своей пролетаризации28. Так же, как у Брахера, в критике де Феличе научные убеждения соединяются с определенными политическими моментами.
А. Джеймс Грегор распространял понятие фашизма на почти все недемократические движения и режимы прошлого и настоящего - причем он, сознательно или нет, вообще решительно ставил под сомнение специфичность и применимость самого понятия "фашизм"29. Между тем Генри А. Тернер подчеркнул, что фашизм принадлежит по существу к категории антидемократических движений и режимов3". Брахер, де Феличе, Тернер, а также Элардайс31, Гильдебранд32, Мартин33 и другие согласны также в том, что как раз между итальянским фашизмом и национал-социализмом черты различия значительнее, чем черты сходства. Поэтому в интересах чисто эмпирического исследования, как они полагали, надо отказаться от общей теории и общего понятия фашизма3*. Эти научные аргументы также связывались - и до сих пор связываются - с определенными политическими взглядами, особенно отчетливо высказанными Тернером. А именно, Тернер опасался, что если бы действительно существовала тесная связь между капитализмом и фашизмом, как всегда утверждали марксистские теоретики фашизма, то это поставило бы под угрозу прочность и самое существование нынешних капиталистических государств с парламентским строем35.
Здесь следует подвергнуть критике саму критику. При этом надо также различать политические и научные аспекты. Факт состоит в том, что фашистские партии возникли и выросли на почве капитализма, что они обладали особой притягательной силой для определенных слоев капиталистического общества, что капиталистические круги готовы были оказывать фашистам политическую и финансовую поддержку и, наконец, что фашизм и по сей день вовсе не мертв. Поэтому историк, действительно желающий извлечь уроки из истории, обязан принимать во внимание результаты, тезисы и даже гипотезы исследования фашизма, в частности, теоретического исследования. Как говорит пословица, "черт никогда не приходит снова через ту же дверь"; история не повторится в точно той же форме, но структурные факторы, способствовавшие подъему "классического" фашизма и его приходу к власти, безусловно имеются и могут способствовать росту так называемого неофашизма. Исследование фашизма всегда имело политическую направленность, преследовало антифашистские цели и доставляло средства для борьбы с фашизмом. В области политики и преподавания это имело и до сих пор имеет не только отрицательное, но и некоторое положительное значение. В самом деле, теории, тезисы и гипотезы длящейся уже почти 60 лет дискуссии о фашизме позволяют увидеть некоторые структурные факторы, определявшие ход событий, и представить публике ряд возникающих отсюда проблем.
Однако независимо от этих политических и, если угодно, даже дидактических моментов имеются некоторые научные аргументы, которые можно противопоставить критикам, оспаривающим смысл и полезность общего понятия фашизма.
1. Против предлагаемого Брахером и другими применения понятия тоталитаризма говорит прежде всего тот факт, что различия между фашистскими и коммунистическими движениями и режимами еще больше, чем между отдельными видами фашизма. Коммунистические и фашистские партии преследовали различные цели и привели к различным общественным системам. Черты сходства в практике власти (но не в структуре власти) недостаточны для того, чтобы почти отождествлять фашизм и коммунизм36.
2. Подобные же соображения можно выдвинуть против предложения Тернера включить фашизм в группу антимодернистских движений. Это не решает проблемы; напротив, при этом возрастают трудности обобщения и разграничения.
3. Требование ряда авторов отказаться от применения социологических теорий вообще, и от теорий фашизма в частности, неосуществимо на практике. Историческое исследование никогда не было - ни в прошлом, ни в наше время - чисто эмпирическим и свободным от теорий. Если мы не готовы привести постановки вопросов, методы и эвристические подходы теории, из которой мы, сознательно или бессознательно, исходим, то возникает опасность идеологической маскировки и искажения изучаемой действительности.
4. Критики общего понятия фашизма, как бы резко и номиналистически они ни были настроены, должны признать, что почти во всех европейских странах в междувоенный период были движения, ориентировавшиеся на итальянский образец и рассматривавшиеся не только с коммунистической и социалистической, но и с консервативной и либеральной точек зрения как фашистские партии. Понятие фашизма нельзя просто спрятать. Оно имело свою историю и наложило на историю свой отпечаток. Оно принадлежит к "ключевым словам"37 истории 20-го века. Оно может рассматриваться как "фактор и индикатор"38 реального развития, в особенности истории рабочих партий. История интерпретаций фашизма и теорий фашизма неизбежно приводит к истории антифашизма - то есть истории коммунистических, социал-демократических, а отчасти даже консервативных и либеральных партий39. Насколько важно историческое значение теорий фашизма в прошлом и по сей день - прежде всего как фактора и индикатора реальной истории антифашизма,- настолько спорна и проблематична их научная доказательность. Поиски глобальной теории фашизма, которой можно было бы, как универсальным ключом, объяснить форму и функции всевозможных явлений фашизма, до сих пор не привели к удовлетворительному и общепризнанному результату. Существующие теории фашизма могут, как правило, объяснить лишь отдельные проблемы, касающиеся развития отдельных фашистских движений. Это относится к теориям, где фашизм описывается как агент или союзник капиталистических слоев40, а также к тезисам, по которым фашизм является партией мелкой буржуазии41, неизбежным результатом специфического развития национальной истории42, следствием определенной стадии модернизации страны43, результатом определенного социально-психологического импульса44, продуктом культурного и морального распада45, специфической формой господства одного человека46 или формой проявления тоталитаризма. Эти и другие теории фашизма надо соединить друг с другом. Их можно применить в исследовании фашизма как эвристические постановки вопроса, методические подходы или "теории среднего радиуса действия"47, но сама теория фашизма должна быть плюралистической по своему характеру и сравнительной. Буржуазным критикам общего понятия фашизма надо напомнить предупреждение Горкгеймера, что о фашизме (соответственно, о национал-социализме) следует молчать, если вы не готовы говорить о капитализме, т. е. об общих, не ограниченных отдельными капиталистическими странами (Германия, Италия и т. д.) причинах фашизма48. Впрочем, это не означает (также в понимании самого Горкгеймера), что одним этим подходом можно объяснить сущность и возникновение фашизма, который, по словам Эрнста Блоха, имеет более глубокие корни, чем капитализм49. Далее, сторонникам догматически-марксистского, и притом ограниченного одной Германией, понятия фашизма надо возразить - в стиле изречения Горкгеймера,- что если они говорят только о национал-социализме, то должны молчать о фашизме. Эта критика "буржуазных" и марксистских исследований ведет к требованию заняться сравнительным исследованием фашизма.
Лишь таким способом можно решить также вопрос о границах и полезности общего понятия фашизма.
Это, в свою очередь, возможно лишь в том случае, если - перефразировав часто повторяемое выражение Анджело Таска - сначала написать историю отдельных "фашизмов"50. Лишь после такого описания и сравнения можно попытаться определить "фашизм" в форме глобальной теории.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   52

Похожие:

Wolfgang Wippermann iconWolfgang Wippermann
Европейский фашизм в сравнении 1922-1982 Перевод с немецкого А. И. Федорова "Сибирский хронограф" Новосибирск 2000 ocr кудрявцев...
Wolfgang Wippermann iconWolfgang Wippermann
Европейский фашизм в сравнении 1922-1982 Перевод с немецкого А. И. Федорова "Сибирский хронограф" Новосибирск 2000 ocr кудрявцев...
Wolfgang Wippermann icon[dvd] original name=Мир детского кино: Любимые сказки (4 dvd)
Клаус Нюманн (Claus Neumann); Лотар Гербер (Lothar Gerber); Ганс-Юрген Крусе (Hans-Jurgen Kruse); Вольфганг Брауман (Wolfgang Braumann)...
Wolfgang Wippermann iconWolfGang (12-Aug-2005 07: 44) "Как бороться с ломкостью волос?"
Один товарисч (весьма волосатый) советовал когда моешь голову, мыть ее с сырым яйцом
Wolfgang Wippermann iconAlbers, Wolfgang. Kurswissen Religion: Kirche Staat Politik. Stuttgart: Klett, 1994. BrДndle, Werner
Предмет "Religion", который преподают в немецкой школе, не знаком выходцам из бывшего Советского Союза. Предлагаемое пособие основано...
Wolfgang Wippermann iconWolfGang ( 7-Aug-2005 23: 23) "Почему металлисты так любят Exploited?"
У меня вообще навязчивое чувство, что на их концерты металлистов ходит больше, чем панков. Что же в них есть такое, чего нет в других...
Разместите кнопку на своём сайте:
txt.rushkolnik.ru



База данных защищена авторским правом ©txt.rushkolnik.ru 2012
обратиться к администрации
txt.rushkolnik.ru
Главная страница